Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

Хотя бы умного следака! О честном и речи нет...

Где прочность?! О красоте не спрашиваю!!!

Ахмедхан Абу-Бакар

«Следственно-судебными» новостями (поставить эти слова в кавычки – новости буквально заставляют) Ю.И. Мухина делится его супруга, Л.В. Мухина:


Мне приходится отвозить много всяких заявлений и ходатайств Ю.И. Мухина по самым разным адресам, посему я и не успеваю информировать читателей обо всём. Пять недель назад (29.10.2015) я отвезла Генеральному прокурору заявление Ю.И. Мухина «О проверке деяний, подпадающих под признаки преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 282.1 и частью 2 статьи 141 УК РФ»:

«Следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел следственного управления по Центральному административному округу Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве майор юстиции Талаева Н.А. 22 июля 2015 года возбудила уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ, в отношении Мухина Ю.И., Парфенова В.Н. и Соколова А.А. (прилагается). Указанные лица были арестованы: я, Мухин, в настоящее время нахожусь под домашним арестом, Парфёнов и Соколов в СИЗО №1.

Из постановления следует, что дело возбуждено за «создание инициативных групп по проведению референдума; последующее проведение референдума с целью внесения изменений в Конституцию РФ об ответственности высших органов власти перед народом; пропаганда идеи принятия закона «Об оценке деятельности Президента и членов Федерального собрания Российской Федерации народом России». При этом, как следует из дальнейшего развития событий, сам следователь и соучастники его деяний как бы страшно перепугались, что проведение в России референдума приведет, как пишет в Постановлении следователь Талаева, к расшатыванию «политической обстановки в Российской Федерации в сторону нестабильности, а также смены существующей власти нелегальным путем».

Как хорошо видно из указанного Постановления о возбуждении уголовного дела, в нём нет даже намёка на какое-либо экстремистское преступление, которое было бы нам, организаторам Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»), инкриминировано – мы обвиняемся только в организации референдума. Мало этого, вопреки уверениям следствия и деятельность организации АВН была запрещена не за то, что АВН организовывала референдум с тем же вопросом, с которым организовываем референдум и ИГПР «ЗОВ», а за распространение экстремистской литературы. Кроме того, следователь Талаева и её соучастники откровенно лгут – никакой суд не запрещал деятельность Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть», которую мы организовываем, и в организации которой нас обвиняют по части 1 статьи 282.2 УК РФ –

«1. Организация деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности…»

Следователь Талаева и её соучастники совершенно определённо воспрепятствуют гражданам участвовать в референдуме по принятию «закона «Об оценке деятельности Президента и членов Федерального собрания Российской Федерации народом России», что является преступлением, запрещенным частью 2 статьи 141 УК РФ. Но это же деяние является экстремистской деятельностью, включенной в список статьи 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности».

Преступная цель экстремизма деяний следователя Талаевой и её соучастников также хорошо видна.

Дело в том, что проект закона «Об оценке деятельности Президента и членов Федерального собрания Российской Федерации народом России», который предлагается принять на референдуме, предусматривает:

«Статья 6. В момент выборов каждый избиратель, пришедший на избирательный участок, вместе с бюллетенем получает проект вердикта сменяемому Президенту (Федеральному Собранию). В вердикте три варианта решения: «Достоин благодарности», «Заслуживает наказания» и «Без последствий». В ходе тайного голосования избиратель выбирает вариант своего решения.

Каждый избиратель выражает свою волю в этом вопросе на основе только своего собственного убеждения относительно вины и заслуг Президента и Федерального Собрания.

Статья 7. Если более половины зарегистрированных избирателей решат: «Заслуживает наказания», то Президент и все члены Федерального Собрания признаются преступниками.

Если более половины зарегистрированных избирателей решат: «Достоин благодарности», то Президент и все члены Федерального Собрания, не имеющие отсроченных наказаний по этому Закону, признаются Героями.

В остальных случаях решение народа считается одобрительным без отличия («Без последствий»)

Арестовав Мухина, Парфёнова, Соколова и ведя отчаянную борьбу за воспрепятствование проведению данного референдума, Талаева и соучастники её деяний, во-первых, дают понять гражданам России и ВСЕГО МИРА, что Президент России Путин и депутаты Государственной Думы настолько ненавидимы гражданами России, что народ России голосованием никогда не признает их Героями.

И это, кстати, вопреки данным, имеющимся в распоряжении следователя.

Весною 2008 года (в момент ухода Путина с поста президента) общественное движение «Армия воли народа», в то время боровшееся, как я уже писал, за принятие на всенародном референдуме данного закона, проводила опрос граждан России. В ходе этого опроса гражданам задавался вопрос: «Какой, по Вашему мнению, оценки заслуживает Владимир Владимирович Путин по результатам своей деятельности на посту президента Российской Федерации?». Граждан знакомили с проектом закона, и в соответствии с этим проектом для ответа предлагалось три варианта: «Достоин благодарности», «Заслуживает наказания», «Оставить без последствий».

Всего в Москве и в 15 регионах России были опрошены 22 065 человек, из которых 1405 человек (6,4%) побоялись участвовать в опросе. 10 983 человека (40,8%) высказались за наказание Путина и ещё 5 215 человек (23,6%) разрешили Путину уйти без последствий. Но 4 462 человека (20,2%) – каждый пятый (а в Москве 26,0%) – сочли Путина Героем даже тогда, когда в России уже был кризис экономики, а Крым всё ещё принадлежал Украине!

Во-вторых, следователь Талаева и соучастники её деяний имеют явно выраженную цель помочь Украине доказать, что присоединение Крыма к России путём референдума является незаконным, поскольку за саму мысль организовать референдум в России сажают в тюрьму. И, кстати, я, по указанию следователя Талаевой, цинично задержан не в Москве, а именно в Крыму, причем с такими издевательствами, что следователь Талаева сейчас этот факт тщательно скрывает, хотя беззаконие моего задержания от украинского прокурора Крыма, судя по всему, никто и не собирается скрывать, поскольку именно для него это и делалось.

Таким образом, группа следователя Талаевой добивается, чтобы не простым опросом общественного мнения, а авторитетом Хамовнического суда и Мосгорсуда было установлено, что Путина и депутатов народ России на самом деле так ненавидит, что при принятии на референдуме закона, народ всеобщим голосованием обязательно Путина и депутатов осудит и никогда Героями не признает. А посему суды России обязательно должны воспрепятствовать этому референдуму.

Группа следователя Талаевой добивается, чтобы не голословным обвинением Украины в незаконности референдума в Крыму, а авторитетом Хамовнического суда и Мосгорсуда было установлено, что референдумы в России режимом Кремля в принципе не допускаются.

В связи с вышесказанным прошу провести проверку деятельности следователя Талаевой и соучастников её деяний и возбудить уголовное дело по части 3 статьи 282.1 и части 2 статьи 141 УК РФ.

Меня, Парфёнова В.Н. и Соколова А.А. признать потерпевшими по этому делу».

Никакого ответа до сих пор нет. Однако следует сказать, что в это же время на адрес Генерального прокурора поступило и заявление Ю.И., пересланное Уполномоченным по правам человека, оттуда заявление переслали в Прокуратуру Москвы, а оттуда почему-то не какому-нибудь Хурцилаве для наглого ответа, а 27.11.2015 Прокуратурой Москвы на имя Ю.И. было отправлено сообщение:

«Уведомляю о том, что срок разрешения Вашего обращения, поступившего из аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, о несогласии с продлением срока содержания под домашним арестом и по другим вопросам продлен до 30 дней, то есть до 25.12.2015, в связи с необходимостью проведения дополнительных проверочных мероприятий.

О принятом решении Вам будет сообщено дополнительно.

Начальник отдела по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму А.В. Чумичев».

Так что что-то они проверяют.

А десять дней назад (26 ноября) я отвезла заявление Мухина и Председателю следственного комитета России Бастрыкину. Заявление по очень нестандартному вопросу – «О замене следователя на более умственно развитого»:

«Подается в порядке статьи 33 Конституции РФ.

Как известно из прессы, Главное следственное управление СК РФ по городу Москве страдает отсутствием грамотных кадров настолько, что идёт на фальсификацию расследований даже по малозначительным преступлениям, как это было вскрыто весной этого года.  Но все граждане понимают, что в условиях разворачивающейся террористической деятельности в России, когда падают самолёты и люди гибнут сотнями, требуются решительные меры борьбы с терактами, посему все силы правоохранителей должны быть направлены против террора, особенно, если эти силы умственно убоги и малограмотны.

Эта умственная неразвитость хорошо видна в уголовном деле, возбуждённом следователем СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве майором юстиции Талаевой Н.А. против меня и моих товарищей по ч.1 ст.282.2 УК РФ: «1. Организация деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности». Это дело возбуждено за организацию мною Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»).

И если вы прочтёте, скажем, постановление Талаевой о привлечении меня в качестве обвиняемого, то не увидите в нём, ни какой экстремистской деятельностью занималась ИГПР «ЗОВ», ни каким судом прекращена её деятельность. Понятное дело, что для борьбы с терроризмом нужны ум, честность и мужество, а для борьбы с Инициативной группой по проведению референдума, от деятельности которой ещё не пострадал не только ни один человек, но и ни один воробей, ничего этого не требуется. А деньги из бюджета в свой карман эти борцы с референдумом получают, как настоящие государственные служащие.

Но уже четвёртый месяц пыткой лишения свободы следователь и суды требуют от нас признания в совершении преступления по части 1 статье 282.2. При этом ни следователь, ни суды не говорят нам, в чём именно мы должны себя оклеветать – в совершении какой именно экстремистской деятельности, указанной в статье 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности» мы должны «признаться», и что мы должны выдумать про тот, суд, который, якобы, ИГПР «ЗОВ» запретил?

Наконец, 19 ноября следователь Талаева зачитала мне из своего постановления о привлечении меня в качестве обвиняемого, что мой экстремизм в том, что я веду организацию референдума по принятию закона, по которому Президент России может получить звание Героя России всеобщим голосованием, «осознавая, что истинная цель состоит в «расшатывании» политической обстановки в Российской Федерации в сторону нестабильности, а также смены существующей власти нелегальным путем». И дело даже не в том, что Талаева меня насквозь увидела и поняла, что именно я осознаю, а в том, что Талаева и её непосредственные начальники считают экстремизмом.

Понимаете, я публицист с определённым авторитетом. Я не следователь, не прокурор, не судья, которые сегодня могут безнаказанно совершать любые преступления против правосудия, а посему могут совершенно не знать и не понимать законов России, к примеру, могут и не пробовать прочесть статью 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности», чтобы понять, что это за деятельность такая. Понимаете, я публицист – я не могу предстать перед людьми тупым дебилом, не понимающим, что такое экстремизм, ну, не могу! Поэтому я не могу по требованию следователя Талаевой оклеветать себя в том, что не является ни экстремизмом, ни преступлением.

Я понимаю, что бесполезно просить вас обеспечить меня честным следователем, но неужели не осталось и ни одного умного?? Который мог бы придумать по нашему делу экстремистскую деятельность, которая хоть как-то бы соответствовала списку экстремистской деятельности, указанному в статье 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности»?

Я всё-таки прошу вас попробовать найти такого следователя (может, где-нибудь на периферии остались) и передать ему наше дело от следователя Талаевой».

Ответа пока не получено, что не удивительно – просьба нестандартная. Правда, и времени прошло не много.

Л.В. МУХИНА

Источник: ymuhin.ru

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите числа и буквы (с учетом регистра), изображенные на картинке
Картинка
Введите символы, которые показаны на картинке.