Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на важные новости ЗОВ в Twitter Подпишись на важные новости ЗОВ в ЖЖ Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

О том, как в Японии обстановку шатали

Ладонью

Отирает снег

С лица, запорошённого метелью,

Товарищ мой,

Сторонник коммунизма.

Исикава Такубоку

Мураками, да не тот: Валерий Парфёнов – политик, организатор, политзаключённый в стране, где политзаключённых нет и быть не может – вспоминает прошлое другой страны, имеющей прочную репутацию поделом наказанной победителями, а затем вытянувшей счастливый билет...


Японский опыт защиты при политических преследованиях.

Попалась статья Всеволода Овчинникова пятидесятилетней давности о 29-летнем японском коммунисте Кунидзи Мураками, брошенном в тюрьму в 1952 году по надуманному обвинению в убийстве полицейского.

Мне, 4 месяца находящемуся под арестом в отсутствии события преступления, конечно же были интересны особенности тюремной жизни, сроки следственного и судебного разбирательства и его результат в Японии каких-то 50-60 лет назад.

«Всё обвинение против Мураками как «организатора террористического акта» (назвать его «убийцей» при всём старании было нельзя, ибо вечером 21 января 1952 года он выступал перед многолюдным собранием) строилось на том, что пуля, извлеченная из тела полицейского Сиратори, и две другие пули, найденные после многократных тщетных поисков на перевале (одна – девятнадцать, а другая – двадцать семь месяцев спустя), были якобы выпущены из одного и того же пистолета.

Лишь на основании подобных улик коммунист Мураками был 7 мая 1957 года приговорен к пожизненному заключению, а 31 мая 1960 года, после рассмотрения дела в суде второй инстанции, – к двадцати годам лишения свободы».

Что мы видим – от задержания до приговора суда прошло пять лет, на рассмотрение судом второй инстанции – еще три года ожидания.

Как выглядит свидание? Каждый год 21 января на годовщину организации этой подставы разные общественные деятели и представители комитетов содействия съезжаются к Мураками в тюрьму в Саппоро. «Пожимая протянутые руки, Мураками ободряюще оглядывал каждого».

Как выглядит свидание в следственном изоляторе в Москве в России 60 лет спустя?

Свидание разрешается только для близких родственников и с разрешения следователя.

Физический контакт исключён, пришедшие на свидание разделены с арестантом столом метровой ширины, решёткой и мутным оргстеклом, которое не пропускает звук, общение происходит по барахлящим трубкам телефона.

Об особенностях кормёжки, отсутствии отопления в следственной тюрьме переписывать сюда не буду – они типичны для Японии. Ежедневная прогулка у Мураками – 30 минут, в России, согласно ФЗ-103, «не менее часа» – реально час или час с небольшим. Слышал две истории о забытых на прогулке: на 3.5 часа зимой в СИЗО г. Сергиева-Посада и на 2-2.5 часа летом в Матросской тишине.

«Конидзи рассказывает о камере. Четыре квадратных метра пола, остальное – заиндевевшие стены, кованая дверь, параша, под потолком – оконце с пятью стальными прутьями. В Москве – Саша Соколов два месяца содержался в Матросской тишине вшестером в камере площадью 12 кв.м. с четырьмя шконками – это в корпусе «Большой спец». На общем корпусе, в камере 60 кв.м. на шестнадцать шконок, содержится до 90 арестантов, спят по самоорганизованному расписанию.

Далее излагается нечто неслыханное – я о размере оказанной народной поддержки Мураками. 

«Мы оба верили при встрече, что зима 1963 года будет для Мураками последней в неволе. Со всех концов Японии стекались тогда в верховный суд объёмистые пачки подписных листов. Около восьмисот тысяч человек поставили свои имена под требованием оправдать безвинно осуждённого».

Условия очень похожи на наши российские: в Японии численность населения – 120 млн жителей, и в России списочно – 142 млн, в РФ для проведения референдума для принятия почти любого вопроса требуется 2 млн требований граждан, а в Японии в пользу Мураками собрали 800 тыс. подписей-требований граждан.

Наверняка, в Основном законе (в Конституции), дарованном оккупантами японцам, оговорено верховное право народа быть хозяином в своей стране. А хозяин – он такой: что пожелает, то и должно быть. Я не знаю обстоятельств заставивших организаторов сбора подписей вместо организации указующей воли народа (референдума), разменяться на нижайшую просьбу к суду. Возможно, были к тому основания.

«17 октября 1963 года… зал верховного суда в Токио. Заседание, которого с нетерпением ожидала страна, длилось буквально несколько секунд. На нем была произнесена одна-единственная фраза: «Апелляция Кунидзи Мураками отклоняется».

«В ноябре 1969 года судебные власти были вынуждены освободить Мураками на поруки».


ВЕРНЫМ  ПУТЁМ

                 Исикава Такубоку

Мчи, метропоезд,
К свету
            в конце туннеля:
«Следующая -
Площадь Революции»! -
На кривой не объедешь.

Боргил Храванон 

Источники: ФейсбукСтихи.ру

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите числа и буквы (с учетом регистра), изображенные на картинке
Картинка
Введите символы, которые показаны на картинке.