Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на важные новости ЗОВ в Twitter Подпишись на важные новости ЗОВ в ЖЖ Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

Обстоятельность подсудимых. Мастер-класс адвоката. Халтура обвинителей. Гюго попал под раздачу

Заседание по делу ИГПР «ЗОВ» 17 июля началось прениями сторон, и первыми выступали гособвинители. Это выступление удивило – где их учат так говорить? Одни сплошные фразы ни о чём конкретном типа «доказательства вины подсудимых относимы, допустимы и собраны с соблюдением уголовно-процессуального закона». И ни единого доказательства конкретно – ни единой фразы из документов дела, и единой фразы показаний свидетелей, ни единой ссылки на лист дела. За 30–минутную речь гособвинителей было всего две конкретные фразы – вырванные контекста слова К. Барабаша на совещании ИГПР «ЗОВ» и цитата из В. Гюго (а то!). Речь была начисто лишена любой конкретики, разумеется, обвинители так и не сказали, как называется та организация, в деятельности которой они обвиняют подсудимых, и придумали, что подсудимые замышляли силой изменить конституционный строй (это при том, что во всём, более чем 20-томном деле и слов таких нет). В конце выступления гособвинители практически полностью воспроизвели обвинительное заключение, но в целом удивляла какая–то заезженность и абсолютная пустота их слов.

Как сказал после заседания адвокат Чернышёв, эта речь годится в качестве речи государственного обвинителя для всех дел – меняй только номер статьи УК, по которой обвиняешь в данном деле, и будешь выглядеть как настоящий прокурор.

Гособвинители запросили Ю.И. Мухину4,5 года лагерей общего режима, а К.В. Барабашу, В.Н. Парфёнову и А.А. Соколову – 4 года общего режима каждому.

В деле ИГПР «ЗОВ» 18 июля продолжились прения, и продолжились они выступлением Александра Соколова, который начал свою речь ещё 17-го июля и теперь заканчивал её с 12:00 до 16 часов. Он, как и Мухин до него, выбрал в деле все нюансы, после них, как мне кажется, невозможно заявить, что суд основал свой приговор на том, что сторона защиты не разобрала.

Речь Соколова была в рукописи, поэтому придётся ждать, когда её наберут, я постараюсь дать её позже, но вкратце скажу, что Соколов методично рассматривал все доводы невиновности, да ещё и считал их. К примеру, начиная показывать, что ИГПР «ЗОВ» занималась только референдумом, он объявлял, что доказательств этого в материалах дела – 103, представлено защитой и свидетелями ещё 35, итого – 138. В материалах дела около 300 доказательств того, что АВН и ИГПР «ЗОВ» это разные организации, из них в постановлениях самого следователя их более 150, плюс защита предоставила их суду ещё 50. В деле 154 доказательства того, что подсудимые действовали только в интересах ИГПР «ЗОВ», из которых 76 находятся в постановлениях следователя. И т.д.

И объявив, сколько в деле чего, Соколов начинал методично доказательства цитировать.

При таких нудно подробных подзащитных, выступавших в общей сложности более 10 часов, выступившему после них с речью их адвокату А.С. Чернышёву, казалось бы, не о чем говорить. Но Чернышёв показал, что значит настоящий юрист!

Алексей Сергеевич так развернул дело, что осталось желать в этом деле хоть какое-то подобие судьи. Впрочем, я дам его речь полностью.

ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПРЕНИЯХ АДВОКАТА ПОДСУДИМЫХ МУХИНА И СОКОЛОВА

 

Источник: youtube.com

Тверским райсудом окончено судебное следствие по настоящему уголовному делу. 

Гособвинение в лице прокуроров Фроловой и Тарасовой, как всегда, солидарно, настаивает на том, что все подсудимые (Мухин, Парфенов, Соколов и Барабаш) виновны в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ, т.е. они организовали деятельность экстремистской организации, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

Изучив все материалы дела, оценив доказательства, добытые в судебном заседании, защита еще раз убедилась не только в полной невиновности подсудимых, но и в отсутствии события какого–либо преступления и необходимости вынесения по настоящему делу оправдательного приговора.

В силу ч. 1 ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Гособвинение не изменяло предъявленное обвинение в порядке ч.2 указанной статьи, поэтому проведенным судебным следствием надлежало подтвердить полученными доказательствами указанные в обвинении обстоятельства.

Проведенным судебным следствием установлено следующее.

1.

Формулировка предъявленного Мухину и Соколову обвинения, в нарушение п. 4 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, не соответствует диспозиции ч. 1 ст. 282.2 УК РФ в редакции Федерального закона от 02.11.2013 № 302–ФЗ.

Мухин и Соколов обвиняются в том, что каждый из них организовал деятельность экстремистской организации, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

Между тем, согласно диспозиции указанной ч. 1 ст. 282.2 УК РФ, преступлением является Организация деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

Очевидно, что существенным признаком диспозиции данной статьи является указание на тип (вид) организации – общественное либо религиозное объединение, либо иная организация.

Однако обвинение не указывает на тип (вид) объединения или организации, которую организовали подсудимые. При этом в тексте обвинения упоминаются названия двух организаций: Межрегионального общественного движения «Армия Воли Народа» (далее по тексту – АВН) и Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (далее по тексту – ИГПР «ЗОВ»). Из указанных названий очевидно различие видов этих организаций (форма общественного объединения и инициативная группа проведения референдума).

При таких обстоятельствах указание обвинения на конкретный тип (вид) организации является необходимым для определения существа обвинения, а отсутствие такого указания делает обвинение неконкретным и влечет невозможность установления его существа, что исключает постановление приговора по такому обвинению.

2.

Деяние подсудимых, изложенное в обвинении, не образует состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ.

Согласно обвинению решением Московского городского суда от 19.10.2010 г. в связи с тем, что «АВН», под видом достижения своей уставной цели, осуществляло экстремистскую деятельность, которая была выражена в массовом распространении и изготовлении экстремистских материалов, признана экстремистской и ее деятельность запрещена в порядке ст. 9 Федерального закона от 25.07.2002 № 114–ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», указанное решение вступило в законную силу 21.06.2011 г.

До вступления в законную силу указанного решения суда [выделено мною, – адв. Чернышев А.С.], но не позднее конца октября 2010 года, в помещении по адресу: г. Москва, ул. Садовая-Триумфальная, д. 16. стр. 3 Мухин Ю.И., совместно с Барабашем К.В., Соколовым А.А. и Парфеновым В.Н., умышленно, не желая исполнять решение суда, имея умысел на продолжение деятельности «АВН»…, организовали собрание участников Движения, где Мухин Ю.И. сообщил о запрете деятельности указанной организации, а также о необходимости формального переименования «АВН» в «Инициативную группу по проведению референдума «За ответственную власть» (далее – ИГПР «ЗОВ»).

Из приведенной части обвинения следует, что преступление подсудимых заключается в том, что они не позднее конца октября 2010 года продолжили деятельность запрещенной АВН, формально переименовав её в ИГПР «ЗОВ». и тогда же, не позднее конца октября 2010 года, приняли решение о создании газеты «Своими именами».

Таким образом, установленное обвинением время совершения преступления – конец октября 2010 года.

Однако, как следует из самого текста обвинения, а также имеющихся в материалах дела письменных доказательств, в частности, решения МГС от 19.10.2010 г. (т. 10, л.д. 219-234) и Кассационного определения ВС РФ от 22.02.2011 г. (т. 12, л.д. 209-219), решение о признании АВН экстремистской организацией и запрете её деятельности вступило в законную силу 22.02.2011 г.

Следовательно, в конце октября 2010 года любые действия подсудимых по продолжению деятельности АВН, её переименованию в ИГПР «ЗОВ», даже если таковые и имели бы место, не образуют состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ, поскольку АВН еще не была запрещена вступившим в законную силу решением суда.

Кроме того, поскольку указанное в обвинении время (конец октября 2010 года) заведомо не является временем совершения преступления, обвинением, в нарушение требований ст.ст. 73, 220 УПК РФ, не установлено время совершения преступления, что исключает постановление приговора по такому обвинению.

3.

Цель деятельности подсудимых, указанная в обвинении как противоправная, заведомо не является преступной.

Согласно обвинению Мухин Ю.И., Парфенов В.Н., Соколов А.А. и Барабаш К.В.,…. ставя в качестве одной из целей массовое распространение экстремистских материалов.

…Преступная деятельность Мухина Ю.И., Барабаша К.В., Парфенова В.П., Соколова А.А., принимавших участие в организации деятельности экстремистской организации, направленная на массовое pacпространение экстремистских материалов…

Таким образом, в качестве преступной цели подсудимых обвинение указывает массовое распространение экстремистских материалов.

В силу п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам экстремистской направленности», под организацией деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности (часть 1 статьи 282.2 УК РФ), следует понимать действия организационного характера, направленные на продолжение или возобновление противоправной деятельности запрещенной организации…»

Противоправной является деятельность, которая запрещена законом (нормами права) под угрозой наказания.

Исчерпывающий перечень действий, являющихся противоправными, содержится в соответствующих нормативных актах. В сфере противодействия экстремистской деятельности таковым нормативным актом является ФЗ от 25.07.2002 г. № 114–ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», который в ст.1 содержит исчерпывающий перечень противоправной экстремистской деятельности.

Массовое pacпространение экстремистских материалов в указанный перечень не входит и, таким образом, противоправной деятельностью не является.

Также УК РФ и КоАП РФ не содержат таких составов преступлений или административных правонарушений как массовое pacпространение экстремистских материалов.

Таким образом, деятельность, в которой обвиняются подсудимые, даже если бы она и имела место, не образует состава преступления, поскольку не является противоправной.

4.

Согласно обвинению Мухин Ю.И., Парфенов В.Н., Соколов А.А. и Барабаш К.В., воспользовавшись формальным изменением названия Движения, которое было проведено лишь с целью избежать ответственности за свою экстремистскую деятельность, и, уклоняясь от исполнения решения суда о его запрете, не меняя программы, целей, задач, символики и атрибутики, ставя в качестве одной из целей массовое распространение экстремистских материалов, в период времени с конца октября 2010 года по июль 2015 года, используя в качестве офиса помещение, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Садовая-Триумфальная, д. 16. стр. 3. где располагаются технические средства распространения информации, осуществляли действия организационного характера, направленные на продолжение деятельности «АВН», формально переименованное в официально незарегистрированную организацию ИГПР «ЗОВ»?

Таким образом, по версии обвинения, АВН с конца октября 2010 года действовала под наименованием ИГПР «ЗОВ», а подсудимые действовали как организаторы ИГПР «ЗОВ».

Однако письменными материалами дела неопровержимо установлено, что, по крайней мере, до 22.02.2011 г., т.е. в течение четырех месяцев после указанного обвинением срока, АВН действовало под наименованием «Межрегиональное общественное движение «Армия Воли Народа», подсудимый Мухин Ю.И. действовал как и.о. лидера АВН, а не как организатор деятельности ИГПР «ЗОВ», подсудимые Парфенов В.Н., Соколов А.А. и Барабаш К.В. действовали как участники деятельности (бойцы) АВН, а не как организаторы деятельности ИГПР «ЗОВ».

Указанные обстоятельства подтверждаются приобщенными следствием в качестве доказательства по настоящему делу многочисленными письменными материалами гражданского дела № 3–0283/2010, в том числе заявлениями, ходатайствами, кассационными жалобами от имени и.о. лидера АВН Мухина Ю.И., участников (бойцов) АВН Парфенова В.Н., Соколова А.А. и Барабаша К.В., протоколом судебного заседания Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22.02.2011 г., а также вступившим в законную силу судебным актом – Кассационным определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 22.02.2011 г. (т.9, л.д. 2-300, т.10, л.д. 1-245, т.11, л.д. 1-180, т.12, л.д. 1-286).

Таким образом, утверждение обвинения о переименовании подсудимыми в конце октября 2010 года АВН в ИГПР «ЗОВ» является недостоверным и прямо опровергается исследованными письменными материалами дела.

5.

Согласно обвинению, Мухин Ю.И., Парфенов В.Н., Соколов А.А., Барабаш К.В. в ходе вышеуказанного совещания [не позднее конца октября 2010 года – А.С. Чернышев], с целью избежать ответственности за свою экстремистскую деятельность, и, уклоняясь от исполнения решения суда о запрете организации «АВН», формально переименованной в ИГПР «ЗОВ», с целью продолжения массового распространения экстремистских материалов, приняли решение о создании печатного издания – газеты с названием «Своими именами», в которой продолжили публикации экстремистских материалов.

Из приведенной части обвинения следует, что подсудимые не позднее конца октября 2010 года, приняли решение о создании газеты «Своими именами», с целью массового распространения экстремистских материалов.

Однако эти утверждения обвинения прямо опровергаются исследованными письменными материалами дела, согласно которым газета «Своими именами» была зарегистрирована в качестве СМИ 10.08.2009 г. (т. 13, л.д. 140), т.е. более чем за год до некоего совещания конца октября 2010, на которое ссылается обвинение.

При этом учредителем данной газеты являлся Илюхин К.В., главным редактором – Пчелкин Н.П.

Обвинением не представлено никаких данных, свидетельствующих о том, что кто-либо из подсудимых входил в состав редакционной коллегии или иные руководящие органы указанного СМИ, являлся его сотрудником и вообще имел какое–либо отношение к данной газете, а, следовательно, и к размещению в ней материалов.

Более того, защита ходатайствовала о допросе в качестве свидетеля в судебном заседании учредителя указанного СМИ Илюхина К.В., однако суд, на основании возражений гособвинения, в его допросе отказал.

Таким образом, утверждение обвинения о создании подсудимыми печатного издания с целью массового распространения экстремистских материалов является недостоверным и прямо опровергается исследованными письменными материалами дела.

6.

Согласно обвинению, после прекращения в судебном порядке деятельности средства массовой информации – газеты «Своими именами», Мухиным Ю.И., Барабашом К.В., Соколовым А.А., Парфеновым В.Н., в точно неустановленное следствием время и месте, но не позднее 01.07.2014 г. в продолжение преступного умысла, направленного на продолжение деятельности экстремистской организации, принято решение о создании печатного издания – газеты «Слова и Дела». Из приведенной части обвинения следует, что подсудимые не позднее 01.07.2014 г. приняли решение о создании газеты «Слова и Дела», с целью массового распространения экстремистских материалов.

Однако эти утверждения обвинения прямо опровергаются исследованными письменными материалами дела, согласно которым газета «Слова и дела» была зарегистрирована в качестве СМИ 30 декабря 2011 года, при этом учредителем данной газеты являлся Шумаков В.П., главным редактором – Ивахин И.П.

Обвинением не представлено никаких данных, свидетельствующих о том, что кто-либо из подсудимых входил в состав редакционной коллегии или иные руководящие органы указанного СМИ, являлся его сотрудником и вообще имел какое-либо отношение к данной газете, а, следовательно, и к размещению в ней материалов.

Более того, обвинением не представлено никаких данных о том, что указанное СМИ до момента пресечения преступной деятельности подсудимых по версии обвинения (июль 2015 г.) публиковало заведомо экстремистские материалы, а также материалы, впоследствии признанные экстремистскими.

Таким образом, утверждение обвинения о создании подсудимыми печатного издания с целью массового распространения экстремистских материалов является недостоверным и прямо опровергается исследованными письменными материалами дела.

7.

Кроме того, обвинение указывает, что подсудимые в период времени с конца октября 2010 года по июль 2015 года, используя в качестве офиса помещение, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Садовая-Триумфальная, д. 16. стр. 3. где располагаются технические средства распространения информации, осуществляли действия организационного характера, направленные на продолжение деятельности «АВН», формально переименованное в официально незарегистрированную организацию ИГПР «ЗОВ», а именно: созывали и проводили еженедельно собрания участников; организовывали и деятельность по привлечению (вербовке) новых членов Движения; осуществляли контроль за работой участников; организовывали и принимали участие в массовых мероприятиях с участием ИГПР «ЗОВ»: использовали для пропаганды своих экстремистских взглядов Интернет-сайты www.ymuhin.ru, www.avn.anniavn.com, www.duel.ru, на которых ранее размещались материалы запрещенного межрегионального общественного движения «Армия воли народа», а примерно с марта 2011 года, после запрета Движения, Интернет-сайты www.igpr.net, www.igpr.ru, www.igpr.info.

Я не буду подробно останавливаться на разборе всех вышеперечисленных действий подсудимых, поскольку об этом уже достаточно было сказано моими подзащитными. Подчеркну только то обстоятельство, что все указанные организационные действия (созыв собраний, привлечение новых членов, размещение материалов на информационных ресурсах и т.д.), даже если бы они и имели место, не образуют состава преступления. Указание обвинения на якобы противоправное размещение на интернет–ресурсах www.igpr.net, www.igpr.ru, www.igpr.info, www.ymuhin.ru каких-либо неугодных обвинению информационных или видео– материалов, прямо опровергаются исследованными в судебном заседании письменными материалами дела, в частности, официальными ответами Минюста РФ и Роскомнадзора, подтвердившими отсутствие на указанных интернет-ресурсах информации, распространение которой в РФ запрещено (Минюст РФ исх. №№ 11–51351/17 от 28.04.2017 г., 11–119355/16 от 17.10.2016 г., 11–140666/16 от 06.12.2016 г.; Роскомнадзор исх. №№ 05–124364 от 30.12.2016 г., 05–40084 от 10.05.2017 г.).

8.

Выше мы уже установили, что: 

– АВН, вопреки утверждениям обвинения, не было переименовано в ИГПР «ЗОВ» в конце октября 2010 г.;

– подсудимые, вопреки утверждениям обвинения, в период с конца октября 2010 по 22.02.2011 г. не действовали как организаторы ИГПР «ЗОВ»;

– подсудимые, вопреки утверждениям обвинения, не учреждали и не создавали никаких печатных изданий с целью распространения экстремистских материалов.

Что же тогда на самом деле произошло с АВН, кто и при каких обстоятельствах организовал ИГПР «ЗОВ»?

 

Источник: youtube.com

В основу обвинения положены показания свидетелей Власова, Пономарева и Нехорошева, а также заключения экспертиз, сравнивавших цели задачи, символику АВН и ИГПР «ЗОВ», а также исследовавшие газету «Слова и Дела» на предмет наличия в ней некоей идеологии ИГПР «ЗОВ».

Показания сотрудника Центра по борьбе с экстремизмом под псевдонимом «Власов» не могут быть положены в основу обвинения в силу их явной недостоверности, его показания противоречат сделанным им же самим аудио- и видеозаписям его бесед с подсудимыми Парфеновым и Мухиным, которые также являются доказательствами по настоящему делу.

Показания бывшего участника АВН и ИГПР «ЗОВ» Кротова С.В. (допрошен под псевдонимом «Пономарев») также не могут быть положены в основу обвинения ввиду их противоречивости. Свидетель указывает на то, что после принятия решения о запрете АВН, Мухин предложил создать новую организацию, однако далее показывает, что всеобщим голосованием участников АВН была переименована в ИГПР «ЗОВ». Также свидетель указывает на переименования печатных изданий. Указанные обстоятельства также не соответствуют действительности, поскольку достоверно установлено и подтверждено материалами дела, что никакого «переименования» газет не происходило, все печатные издания, упоминаемые в обвинении, являются независимыми друг от друга самостоятельными СМИ.

Более того, допрошенный в судебном заседании Кротов-Пономарев подтвердил факт проведения всеобщего голосования участников АВН по вопросу прекращения деятельности в связи с запретом, а не по вопросу переименования в ИГПР «ЗОВ».

По аналогичным основаниям не могут быть положены в основу обвинения и показания свидетеля Нехорошева, которые являются противоречивыми и содержат, по сути, не сведения о фактах, а субъективные суждения свидетеля, его личное отношение к данным фактам, которое нельзя назвать достоверным.

Проведенные по делу судебные экспертизы защита считает недопустимыми доказательствами, полученными с нарушением требований уголовно-процессуального закона, о чем к материалам дела приобщены соответствующие письменные ходатайства.

Кроме того, необходимо отметить что, даже в случае их допустимости, эти экспертизы не имеют доказательственного значения по настоящему делу.

Все эти экспертизы направлены, по сути, на установление схожести программных целей и задач АВН и ИГПР «ЗОВ».

При этом согласно решению суда о запрете АВН, а также предъявленного обвинения, незаконная деятельность АВН осуществлялась с конспиративных позиций, под прикрытием заявленной благовидной цели.

Таким образом, сравнение программных, заведомо благовидных и легальных целей и задач не имеет никакого значения для определения тождества противоправной деятельности, в силу чего результаты таких экспертиз не могут служить для установления значимых обстоятельств по данному делу.

Также не имеет значение и сравнение символики организаций, поскольку символика АВН не является ни уникальной, ни запрещенной. Поэтому использование символики, даже схожей с символикой АВН, заведомо не может служить достаточным основанием для признания схожести организаций.

Выводы экспертизы по материалам газеты «Слова и Дела» также заведомо не могут иметь значение для настоящего дела, поскольку, как уже говорилось выше, не имеется никаких данных о публикации в этой газете в указанный период каких–либо экстремистских материалов.

В отличие от противоречивых и не основанных на материалах уголовного дела фантазиях гособвинения, защита предоставила суду совокупность доказательств, неопровержимо подтверждающих, что:

1) Армия Воли Народа прекратила свою деятельность и самораспустилась в связи с вступлением в законную силу 22.02.2011 г. решения о признании её экстремистской организацией. В связи со вступлением в силу указанного решения, и.о. лидера АВН Мухиным Ю.И. 23.02.2011 г. на всеобщее голосование участников (бойцов) АВН был поставлен вопрос о прекращении деятельности данной организации. Голосование проходило в период с 23.02. по 16.03.2011 г. По итогам голосования 96% участников АВН высказались за прекращение её деятельности и, таким образом, деятельность АВН была прекращена в полном соответствии со вступившим в силу решением суда.

2) ИГПР «ЗОВ» начала организовываться не позднее 20.07.2009 г. (т.е. задолго до запрета АВН) Межрегиональным общественным движением «За ответственную власть» (МОД «ЗОВ»). Первоначальными организаторами деятельности ИГПР «ЗОВ» являлись, в частности, Председатель Политсовета МОД «ЗОВ» Шарлай В.В. и член Правления МОД «ЗОВ» Тягунов В.А., при этом никто из подсудимых участия в создании ИГПР «ЗОВ» не принимал.

ИГПР «ЗОВ» организовывалась, в отличие от АВН:

– на основе ФКЗ «О референдуме»;

– имела свои, отличные от АВН, учредительные документы (Начальное соглашение);

– свою, отличную от АВН структуру;

– свои, отличные от АВН, цели и задачи;

– свой, отличный от АВН, вопрос референдума;

– свой, отличный от АВН состав участников;

– свою, отличную от АВН символику и атрибутику.

 

Указанные в пп.1 и 2 обстоятельства неопровержимо подтверждаются совокупностью доказательств, добытых в ходе судебного следствия, а именно:

– протоколами осмотра документов и вещественными доказательствами – интернет-перепиской участников ИГПР «ЗОВ» (т. 1 л.д. 55-136), где Шарлай В.В. сообщает, что ИГПР «ЗОВ» создана МОД «ЗОВ»;

– протоколами осмотра предметов (документов) от 27.07.2015 и вещественными доказательствами (т. 1, л.д. 250-274, т. 18, л.д. 57, т. 16, л.д. 316-337) – аудио- и видеозаписи бесед свидетеля Власова П.П. с Ю.И. Мухиным и В.Н. Парфеновым, подтверждающих разъяснение Власову со стороны Мухина и Парфенова о том, что целью ИГПР «ЗОВ» является организация референдума, для проведения которого в Крыму необходимо собрать инициативную группу численностью не менее 100 человек, а также разъяснение Парфенова об обстоятельствах запрета АВН и прекращения ею своей деятельности;

– заключением специалиста Городецкого Я.С., осмотревшего и зафиксировавшего данные электронной переписки участников АВН по вопросу голосования о прекращении деятельности, данные сводных таблиц результатов голосования о прекращении деятельности АВН по состоянию на март 2011 г., данные интернет–ресурсов по состоянию на 2008-2009 гг., подтверждающие учреждение Инициативной группы ИГПР «ЗОВ» Межрегиональным движением МОД «ЗОВ», а также факты совместной деятельности ИГПР «ЗОВ» и АВН в период с октября 2010 по февраль 2011 г.;

– письменными доказательствами – экземплярами газет «Своими именами» за 2010-2011 гг., содержащими объявление об учреждении Межрегиональным движением МОД «ЗОВ» Инициативной группы ИГПР «ЗОВ» и призывом вступать в ряды ИГПР «ЗОВ», данное от имени Председателя Политсовета МОД «ЗОВ» Шарлая В.В.;

– заключением специалиста-политолога Сулакшина С.С., осмотревшего информацию об АВН и ИГПР «ЗОВ» с соответствующих интернет-ресурсов и представленную в протоколах их осмотра (т. 13, л.д. 244-275, 180-243) и подтвердившего, что АВН и ИГПР «ЗОВ» – две различные политические организации;

– заключением специалиста-лингвиста Левонтиной И.Б., осмотревшей информацию об АВН и ИГПР «ЗОВ» с соответствующих интернет-ресурсов и представленную в протоколах их осмотра (т. 13, л.д. 244-275, 180-243) и подтвердившую, что цели и задачи АВН и ИГПР «ЗОВ» не совпадают;

– письменными доказательствами – ответами Департамента по делам некоммерческих организаций Минюста РФ и Роскомнадзора, подтверждающими, что ИГПР «ЗОВ» в Списке экстремистских организаций не числится, на интернет-ресурсах www.igpr.net, www.igpr.ru, www.igpr.info, www.ymuhin.ru отсутствуют материалы, запрещенные к распространению в РФ, видеоролик «Шествие и митинг оппозиции на Болотной (5 мая)» в Списке экстремистских материалов отсутствует;

– показаниями свидетелей Пыжьяновой, Пономарева, Нехорошева, Шибакина, Трибунского, Спаськова, Самойленко, Навального, Бабурина, Бочарина, Мельникова, Тягунова, Фроленкова, Замураева, Мартынова, Нечитайло и других, подтвердивших факт прекращения деятельности АВН и обстоятельства организации ИГПР «ЗОВ» как самостоятельной и независимой от АВН;

– другими исследованными материалами дела.

В заключение хотелось бы обратить внимание на существенные нарушения уголовно–процессуального закона, допущенные в ходе предварительного следствия и в суде.

Во-первых, на протяжении большей части предварительного следствия, более 10 месяцев, подсудимые, лишенные свободы, были незаконно лишены и юридической помощи избранного ими защитника.

Постановление об отводе адвоката Чернышева А.С. от 03.08.2015 г., вынесенное следователем Талаевой Н.А. было отменено как необоснованное только 09.06.2016 г.

За указанный период были предъявлены новые обвинения, неоднократно продлевались сроки следствия и содержания под стражей, были назначены и проведены все судебные экспертизы по данному делу, проведен ряд иных следственных и процессуальных действий.

Считаю, что такими действиями следствия было существенно нарушено право на защиту подсудимых на защиту.

При этом указанное нарушение является невосполнимым и необратимым, влекущим признание недопустимыми всех полученных за этот период доказательств.

Во-вторых, подсудимые уже более года, с момента предъявления обвинения в новой редакции, заявляют о том, что им непонятно существо предъявленного обвинения, однако до настоящего времени им существо обвинения не разъяснено.

Указанные действия следствия и гособвинения явно и грубо нарушают права подсудимых, предусмотренные ст. 47 и 172 УПК РФ, поскольку одним из основных прав обвиняемого (подсудимого) является право знать, в чем он обвиняется, а следователь (обвинитель) обязан разъяснить существо обвинения.

Лишение подсудимого возможности знать, в чем он обвиняется, фактически не дает ему защищаться от предъявленного обвинения, что также является грубым нарушением права на защиту и является основанием для возвращения уголовного дела прокурору для устранения допущенных нарушений закона.

В-третьих, в отношении подсудимых был нарушен предельный срок содержания под стражей и домашним арестом.

Напомню суду, что предельный срок содержания под стражей и домашним арестом по данному обвинению составляет двенадцать месяцев.

Дальнейшее содержание под стражей и домашним арестом возможно лишь в случае соблюдения следствием условий, установленных ч.7 ст. 109 УПК РФ в целях выполнения требований ст. ст. 217, 220 УПК РФ (ознакомления обвиняемых с материалами дела и составление обвинительного заключения).

Именно по таким основаниям Постановлением Мосгорсуда от 27.07.2016 г. нынешним подсудимым и был продлен срок содержания под стражей и домашнего ареста до 15-ти месяцев.

Однако, 10.08.2016 г. было принято решение о возобновлении следственных действий по данному уголовному делу.

При таких обстоятельствах, в соответствии с ч. 4 ст. 109 УПК РФ, они подлежали немедленному освобождению из-под стражи, поскольку предельный срок содержания под стражей и домашнего ареста по настоящему делу истек 28.07.2016 г. и 29.07.2016 г. соответственно.

Однако суд продлил им срок содержания под стражей и на сегодняшний день подсудимые Мухин, Парфенов и Соколов более одиннадцати месяцев находятся под стражей и домашним арестом незаконно.

Резюмируя все вышесказанное считаю, что:

– деяние подсудимых не образуют состава преступления;

– деятельность подсудимых не является противоправной;

– подсудимые не переименовывали АВН в ИГПР «ЗОВ»;

– подсудимые не продолжали деятельность АВН, напротив, деятельность АВН была прекращена в соответствии с общим голосованием её участников (бойцов);

– ИГПР «ЗОВ» является самостоятельной организацией, начавшей организовываться ранее запрета АВН другими лицами (не подсудимыми) а, значит, организация её деятельности не образует состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ, поскольку деятельность ИГПР «ЗОВ» не запрещена и она не включена в Список экстремистских организаций;

– судебным следствием не добыто допустимых доказательств вины подсудимых в инкриминируемом им преступлении;

– в отношении подсудимых грубо нарушены нормы уголовно-процессуального закона, попрано их право на защиту и они подлежат немедленному освобождению из-под стражи.

Исходя из вышесказанного и руководствуясь ст.ст. 7, 14, 24, 75, 302 УПК РФ,

требую:

Мухина Юрия Игнатьевича и Соколова Александра Александровича по ч. 1 ст. 282.2 УК РФ оправдать за отсутствием в их действиях состава преступления.

Защитник А.С. Чернышев


Соб. корр.

Источник: ymuhin.ru 1, 2

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите числа и буквы (с учетом регистра), изображенные на картинке
Картинка
Введите символы, которые показаны на картинке.