Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на важные новости ЗОВ в Twitter Подпишись на важные новости ЗОВ в ЖЖ Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

Шершавым, но правдивым языком протокола

«Дело Мухина», оно же «дело узников референдума», «дело ИГПР «ЗОВ», «дело против права народа наградить своего Президента» и т.д. – определений этому делу найдено уже много – тянется, как подобает добротному кафкианскому процессу. Тянется второй год.

Но одно из достоинств судебной (ладно, обойдёмся без кавычек) практики даже и в её нынешнем российском состоянии – обязательность ведения протоколов.

Что ж: вот – протокол лишь одного из многих подобных заседаний с теми или примерно теми же участниками.

Оно состоялось 19 июля этого года. И, по свидетельству присутствовавшей в зале Елены Рохлиной, началось в 16 часов 50 минут, а не в 12.00, как положено (тоже выразительная деталь).

Протокол этот явно стоит того, чтобы каждый желающий мог с ним ознакомиться.

Обычно, мол, в протоколах не столь видны правонарушения? Может, и так. Но порой именно протокол так показывает всю подноготную событий, что вопросы у любого честного человека вряд ли останутся. Нетрудно даже бывает, в отсутствие видеозаписи, представить, как всё происходящее выглядело.

В общем, не зря Кирилл Барабаш заявлял на судей: приучил писать хоть одного.

…Тем же летом в мире произошло два события.

Одно осталось прилежно незамеченным мировым либеральным истэблишментом. И мало замечено российским патриотическим. Даже той его частью, которую в охранительстве и конформизме не обвинишь и не заподозришь.

А именно: со Слободана Милошевича были посмертно сняты обвинения, некогда «доказанные» гаагским трибуналом.

Второе событие – похожее: вчистую (и, к счастью, прижизненно) судом присяжных оправданы  т.н. «приморские партизаны».

Об этом говорилось немногим больше, чем о Милошевиче. Но кому надо – те заметили и первое, и тем более второе, уж не сомневайтесь.

Ведь в стране, где количество оправдательных приговоров – в пределах, как говорится, статистической погрешности, такой исход дела – событие мало того, что знаковое: революционное по сути.

Машина судопроизводства дала сбой, менее всего похожий на случайность.

После этих двух событий – и особенно после второго – велик ли шанс всерьез и надолго «решить» «проблему» «дела» Юрия Мухина, Валерия Парфёнова, Александра Соколова, Кирилла Барабаша (а также множества других наших современников, обвиняемых и уже обвинённых по 282-й статье УК РФ) в стиле ильф-и-петровской «Вороньей слободки: «Как пожелаем, так и сделаем»?

Вспомним: этот нехитрый волюнтаризм и превратил «Воронью слободку» в пепел…

Итак, протокол:


№ 3/2-0156/16

ПРОТОКОЛ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ

19 июля 2016 года

г. Москва

Хамовнический районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Похилько К.А., при секретаре судебного заседания Локтевой А.А., с участием:

Помощника Хамовнического межрайонного прокурора г. Москвы Галиуллиной Д.Д.,

Следователя по ОВД СУ по ЦАО ГСУ СК РФ по г. Москве Талаевой Н.А.,

Обвиняемого Соколова А.А. и его защитника – адвоката Динзе О.Н.,

Обвиняемого Парфёнова B.Н. и его защитника – адвоката Курьяновича Н.В.,

Обвиняемого Барабаша К.В. и его защитника-адвоката Ханина В.Х., рассматривает в судебном заседании постановление следователя о возбуждении перед судом ходатайства, о продлении срока содержания под стражей в отношении

Соколова Александра Александровича, Парфёнова Валерия Николаевича и Барабаша Кирилла Владимировича обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282. 2 УК РФ.

Судебное заседание открыто в 16 часов 50 минут.

Председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое дело подлежит рассмотрению.

Секретарь докладывает о явке в суд вызванных лиц.

Обвиняемый Соколов А.А. – доставлен.

Обвиняемый Парфёнов В.Н. – доставлен.

Обвиняемый Барабаш К.В. – доставлен.

Защитник-адвокат Динзе О.Н. – явилась, личность установлена по удостоверению адвоката.

Защитник-адвокат Курьянович Н.В. – явился, личность установлена по удостоверению адвоката.

Защитник-адвокат Ханин В.Х. – явился, личность установлена по удостоверению адвоката.

Прокурор Галиуллина Д.Д. – явилась, личность установлена по служебному удостоверению.

Следователь Талаева Н.А. – явилась, личность установлена по служебному удостоверению.

Председательствующий знакомит участников процесса с регламентом судебного заседания, предусмотренным ст. 257 УПК РФ, а также напоминает о мерах воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, предусмотренных ст. 258 УПК РФ.

Председательствующий устанавливает личность обвиняемых:

Соколов Александр Александрович, 17 ноября 1987 года рождения, уроженец г. Москвы, гражданин РФ, с высшим образованием, имеет учёную степень кандидата экономических наук, женат, до задержания работал в ЗАО «РБК» в должности спецкорреспондента, зарегистрирован по адресу: г. Москва..., фактически проживает по адресу: г. Москва..., ранее не судим.

Председательствующий разъясняет обвиняемому его права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ и ст. 47 УПК РФ.

Обвиняемый Соколов А.А.: права понятны.

Парфёнов Валерий Николаевич, 03 августа 1974 года рождения, уроженец г. Львова, гражданин РФ, имеет высшее образование, разведён, имеет несовершеннолетнего ребёнка, до задержания работал системным администратором в ОАО «МОЭК», зарегистрирован по адресу: Московская область..., фактически проживает по адресу: г. Москва..., ранее не судим.

Председательствующий разъясняет обвиняемому его права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ и ст. 47 УПК РФ.

Обвиняемый Парфёнов В.Н.: права понятны.

Барабаш Кирилл Владимирович, 21 января 1977 года рождения, уроженец г, Киев, гражданин РФ, с высшим образованием, женат, на иждивении имеет двое малолетних детей, со слов на момент задержания был трудоустроен, но отказался назвать суду место работы и должность, зарегистрирован по адресу: Московская область..., фактически проживает по адресу: г. Москва..., неснятых и непогашенных судимостей не имеет.

Председательствующий разъясняет обвиняемому его нрава, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ и ст. 47 УПК РФ.

Обвиняемый Барабаш К.В.: права понятны.

Председательствующий объявляет состав суда, сообщает, кто является председательствующим, прокурором, защитником, секретарём судебного заседания, а также разъясняет право заявления отводов в соответствии со ст. 266 УПК РФ.

Обвиняемый Парфёнов В.Н.: заявляю отвод прокурору. Уже в четвёртый раз мы видим эту девочку, она уже показала свою квалификацию как и умственную, так и нравственную, на большее, чем согласиться с тем, что заявит следователь, она не способна. Хотелось бы видеть человека, который отстаивает закон, справедливость, а не человека, который изображает работу. То же самое, если посадить обезьяну в форме прокурора. Мы уже проверили, что этот человек не стоит на страже закона. Мои товарищи, которые присутствовали на заседаниях, защитники, скажут всё то же самое.

Адвокат Курьянович Н.В.: считаю данный отвод мотивированным, законным, обоснованным. При начале судебного заседания, Уважаемый суд справедливо удостоверяет личности участников процесса, почему же тогда не устанавливается личность прокурора, может, она таким не является? Непонятно также, кто его назначал на это судебное заседание. Я поддерживаю ходатайство и настаиваю на его удовлетворении.

Обвиняемый Барабаш К.В.: я поддерживаю отвод Парфёнова, поскольку ранее в отношении меня совершалось преследование за разжигание ненависти к якобы существующей государственной группе, вместе с тем, профессиональные социологи подтвердили, что не существует такой группы. Прокуратура ЦАО заставляет своих подчинённых не замечать нарушений, которые происходят. Отвод поддерживаю, прошу заменить данного прокурора на прокурора округа.

Адвокат Ханин В.Х.: поддерживаю ходатайство своего подзащитного.

Обвиняемый Соколов А.А.: за год суда все убедились, что существует экстремистская группировка – под благовидным предлогом борьбы с экстремизмом на самом деле препятствует совершению референдума. Эта же социальная группа сама разжигает рознь тем самым, что не даёт возможность подготовить референдум, пользуясь своими служебными полномочиями. Они показали своим поведением, что «плевать» они хотели на закон. Прокурор должен в первую очередь следить за законностью, а он поддакивает следствию. Это железное основание для отвода, поскольку фактически прокурора нет.

Адвокат Динзе О.Н.: поддерживаю своего подзащитного.

Следователь: считаю, что ходатайство об отводе незаконно, поскольку оснований для отвода не имеется.

Прокурор: также возражаю против удовлетворения заявленного ходатайства, никакой заинтересованности в исходе настоящего дела не имею, процессуальных оснований для моего отвода не имеется.

Суд удаляется в совещательную комнату для вынесения постановления.

Постановление вынесено и оглашено.

Судебное заседание продолжено.

Обвиняемый Барабаш К.В.: для решения дальнейших отводов надо решить вопрос о моей защите. Я не вижу здесь своего защитника, заместо него выступает адвокат Ханин, я его не приглашал, не просил защищать свои интересы. У меня есть защитники Суханов и Чернышев. По какой причине их нет?

Председательствующий: относительно Вашего защитника Чернышева – в материалах дела на л. д. 59 имеется уведомление из Королёвской адвокатской коллегии от 04. 07. 2016 о том, что в период времени, в который входит в том числе сегодняшний день, адвокат Чернышев будет находиться в отпуске, в связи с чем в судебном заседании участвовать возможности не имеет.

Следователь: что касается адвоката Суханова, то прошу приобщить к материалам дела рапорт о том, что Суханов был нами вчера уведомлен о проведении данного заседания СМС-сообщением, в котором было сообщено, что 19. 07. 2016 в Хамовническом районном суде г. Москвы будет рассматриваться ходатайство о продлении срока содержания под стражей. Кроме того, сегодня у судьи Сыровой М Л. с участием адвоката Суханова происходило рассмотрение двух жалоб, и мной лично при встрече в коридоре с ним, я его ещё раз уведомила. Однако начиная с 16 часов сегодняшнего дня его абонентский номер «вне зоны доступа сети». В этой связи причина его неявки не известна.

Председательствующий оглашает представленный рапорт и даёт возможность участникам процесса ознакомиться с ним.

Обвиняемый Барабаш К.В.: но следователь никак это документально не зафиксировал, распиской, например, от моего защитника. Я сейчас всё это узнаю с ее слов. Без свидетелей, одной Талаевой я поверить не могу, поскольку она заинтересована в продлении меры пресечения, она не может являться единственным источником правдивой информации. Я уверен, что отсутствие адвоката Суханова – провокация, которую организовала следователь. Поэтому я прошу отложить рассмотрение данного дела для того, чтобы оно было рассмотрено в соответствии с законом, чтобы в дело ввели моего адвоката Суханова, известили его, меня. Чтобы у нас было время обговорить нашу позицию и полноценно подготовиться к процессу.

Адвокат Ханин В. Х.: я поддерживаю.

Обвиняемый Барабаш К.В.: мы-то понимаем, что следователю лишь бы быстрее продлить нам стражу, так давайте отложим дело так, чтобы и Суханов появился, и у следователя было меньше проблем. В противном случае, это нарушение будет не только со стороны Талаевой, но и со стороны суда.

Обвиняемый Парфёнов В.Н.: У Талаевой есть большой опыт имитации уведомлений. Она со своей бандой является преступницей, бандиткой, рецидивисткой. Были ли другие методы использованы для уведомления Суханова? Талаева постоянно лжет, так же как и по своей бестолковости отстранила адвоката Чернышева. Адвокат Суханов мог ей просто не поверить.

Следователь: если бы я по почте направляла, то тем более бы тогда до него не дошло уведомление.

Председательствующий: Вы могли ему позвонить?

Следователь: Ваша честь, я его уведомляла при личной встрече, а также направляла ему СМС-сообщение, где подробно всё указала. Я ему звонила сегодня в районе 16 часов, телефон был выключен. С того момента, как Барабаш заключил соглашение с адвокатом Сухановым, он всячески игнорирует следственные действия, на мои звонки он никогда не отвечает. Остальным адвокатам я точно также звонила: и Курьяновичу, и Динзе – и все сегодня пришли.

Обвиняемый Барабаш К.В.: моё ходатайство остаётся в прежнем виде. Хоть Талаева говорит, что Суханов не участвует в следственных действиях, это не так, что подтверждается материалами уголовного дела. Как она уведомила всех остальных за один день, ну, наверное, повезло, зная занятость этих адвокатов, наверняка, они отменяют какие-то другие дела. У Суханова очень много дел. Прошу удовлетворить мое ходатайство в полном объёме.

Адвокат Курьянович Н.В.: поддерживаю ходатайство. Как раз-таки ст. 232 УПК РФ не разъясняет, является ли СМС-уведомление надлежащим способом уведомления или нет, как это всё зафиксировать? При всём нашем уважении к суду, иногда происходят накладки по некоторым важным судебным заседаниям. Вы, Уважаемый суд, ссылаетесь на судебную практику, однако когда мы ссылаемся на судебную практику, в частности, на Пленум Верховного суд РФ об избрании меры пресечения, где указано, что мера пресечения не зависит от тяжести преступления, мы об этом каждый раз говорим. О какой беспристрастности и справедливости может идти речь?

Адвокат Ханин В.Х.: действительно, у суда нет достоверных сведений о надлежащем уведомлении защитника Суханова. Прошу удовлетворить ходатайство.

Обвиняемый Соколов А.А.: кандидаты наук указали в комментариях ст. 231 УПК РФ, что данная статья предусматривает сроки уведомления.

Адвокат Динзе О.Н.: я поддерживаю, кроме того, у Барабаша К.В. есть право иметь своего защитника, он его выбрал, рапорт следователя не является доказательством того, что адвокат действительно был извещён. Необходимо уведомить должным образом защиту обвиняемого Барабаша, отложить рассмотрение дела.

Следователь: я возражаю, поскольку считаю, что адвокат Суханов был уведомлен должным образом.

Прокурор: также возражаю против заявленного ходатайства, поскольку адвокат был уведомлен следователем, также он сам лично присутствовал сегодня в суде, но при этом не сообщил, что не сможет сегодня явиться. Право на защиту не нарушено, суд предоставил защитника обвиняемому.

Суд постановил: в удовлетворении заявленного Барабашом К.В. ходатайства отказать, поскольку представлены сведения об извещении защитника – адвоката Суханова о дате, времени и месте настоящего судебного заседания, однако Суханов по неизвестным причинам в судебное заседание не явился. Данные обстоятельства дают суду основания полагать, что действия адвоката Суханова направлены на срыв судебного процесса, в связи с чем судом обвиняемому Барабашу К.В, был назначен защитник – адвокат Ханин В.Х.

Обвиняемый Барабаш К.В.: в таком случае заявляю отвод Вам. Что касается защитника, то он явно мне навязывается, мы не успели ни пообщаться, ни обсудить позиции, к тому же он мне просто не нужен, поскольку у меня есть защитник Суханов. Я уверен, что он мог бы сегодня присутствовать, просто его не уведомили должным образом. Происходит нарушение моих прав на защиту. Вы в данном случае, выплачивая ему гонорар, хотя у нас нет достоверного сведения о том, что вы его делите друг с другом потом, тем не менее, Вы его выплатите, происходит преступление по ст. 285. 1 УК РФ, Вы умышленно лишаете меня юридической помощи, квалифицированной помощи адвоката. Данного адвоката привлекают просто так посидеть, чтобы замаскировать это преступление по лишению меня защитника. Таким образом, Вы являетесь соучастником данного преступления, а также я вижу Ваш личный интерес, исходя из предыдущих судебных заседаний, например, Вы отказались приобщить к материалам моё заявление о преступлении судьи Сыровой, видимо в силу корпоративного братства. Я заявляю Вам отвод, прошу передать дело другому судье, а там, может, и Суханов подойдёт.

Защитник Ханин В.Х.: не поддерживаю квалифицирующие основания, касающиеся судьи лично, но по сути ходатайство поддерживаю, поскольку действительно нарушается право на защиту.

Обвиняемый Парфёнов В.Н.: Вы уже на протяжении года идёте на поводу у следователя, отказываясь разобраться в деле конкретно. Что вызывает сомнение в том, что Вы не можете объективно рассматривать данное постановление. Вы повторяете преступления этого следователя-рецидивистки. Это не тот состав суда, который сможет объективно и честно рассмотреть очередное беззаконное ходатайство следователя. Я поддерживаю ходатайство.

Адвокат Курьянович Н.В.: я поддерживаю ходатайство. Ст. 61 УПК РФ регламентирует основания для отвода следователя, прокурора и судьи, нашим законодателем не всегда юридически подкованным, сконструирована таким образом, что почти невозможно заявить отвод и добиться удовлетворения этого отвода. Заявленный Вам отвод Вы же сами и отводите, а не какой-то другой судья. П. 4 ст. 15 Конституции РФ у нас никто не отменял, в силу него каждый обвиняемый имеет право на беспристрастное, публичное судебное разбирательство в законном порядке. Признак беспристрастности здесь явно отсутствует, потому что всякий раз меру пресечения продляете именно Вы, непонятна позиция председателя суда. Ещё 18 марта я написал замечание на протокол, в соответствие с законом суд обязан давать незамедлительно ответ на замечание, но по сей день, нет никакого ответа, видимо это тоже элемент предвзятого отношения с Вашей стороны.

Обвиняемый Соколов А.А.: суд под Вашим и не только председательством больше похож на имитацию. Как и наше преступление, всё имитация. Лишать нас защиты вошло в традицию, сначала Чернышев, теперь Суханов. Имеется основание считать, что Вы находитесь под влиянием экстремистской группировки, эта группировка принимает решение и за Вас, и за следователя, и за прокурора. Итог известен. Суд и прокуратура превращают в преступление награждение Президента. Вы ни разу не удосужились поинтересоваться – в чём же преступление, обоснованно ли наказание? Вы не даёте возможности защититься нам, держа нас в клетке.

Адвокат Динзе О.Н.: я поддерживаю заявление об отводе, кроме того, считаю, что суд может быть заинтересован в удовлетворении ходатайства следователя.

Следователь: я возражаю, поскольку оснований, предусмотренных УПК РФ, не имеется.

Прокурор: также возражаю против удовлетворения, поскольку заинтересованности судьи в исходе данного дела не имеется.

Суд удаляется в совещательную комнату для вынесения постановления.

Постановление вынесено и оглашено.

Судебное заседание продолжено.

Председательствующий опрашивает участников процесса, имеются ли у них какие-либо заявления, ходатайства.

Обвиняемый Барабаш К.В.: по итогам того, что здесь происходит, судебным заседанием это тяжело назвать, что может исправить ситуацию, чтобы осуществить мне защиту моим защитником, пусть не с Вашей помощью, хотя бы с помощью закона, каким бы он не был, «ублюдочным», «написанным кровью», позволяет действовать по закону…

Председательствующий делает замечание обвиняемому Барабашу К.В. относительно используемой им лексики.

Обвиняемый Барабаш К.В.: я учту, но я пока не использовал ни одного бранного слова, а пользуюсь исключительно лексикой наших СМИ и официальных политиков. Восхищён Вашим умением пользоваться уже мною ранее охарактеризованным законодательством, затем выносить те решения, которые Вас заставляют выносить. Что можно сделать, чтобы вернуть мне право на защиту? Это не дать сымитировать защиту с помощью адвоката Ханина, которого сюда не по доброй воле пригласили. Я ему заявляю отвод, считаю, что он как настоящий защитник мою позицию поддержит, оставаться ему в процессе нет никакого смысла, поскольку он будет нарушать мои интересы, я думаю, он меня поймёт. Полагаю, что данный защитник будет защищать не мои интересы, а интересы стороны обвинения. Прошу освободить адвоката Ханина от дальнейшего участия, и продолжить судебный процесс с участием адвоката Суханова.

Адвокат Ханин В.Х.: поддерживаю ходатайство, исходя из того, что было отказано в отложении судебного разбирательства для приглашения защитника Суханова, грубо нарушаются права обвиняемого, что недопустимо. Прошу удовлетворить ходатайство.

Обвиняемый Парфёнов В.Н.: это не единичный случай, когда нам навязывают других защитников и лишают нас нами выбранных, мы это обжаловали в адвокатскую палату, опыт у нас есть. После заявленного отвода обвиняемым своему защитнику данный защитник обязан немедленно удалиться, а не подыгрывать следствию. Соответственно адвокату Ханину сейчас следует удалиться, если он понимает, о чём идёт речь.

Возражений со стороны защитников не имеется.

Следователь: я возражаю, защитник по соглашению не явился, хотя он был извещён.

Прокурор: также возражаю, не усматриваются законные основания для отвода адвоката, отказ от защитника не является обязательным для суда, прошу отказать.

Суд удаляется в совещательную комнату для вынесения постановления.

Постановление вынесено и оглашено.

Судебное заседание продолжено.

Председательствующий опрашивает участников процесса, имеются ли у них какие-либо заявления, ходатайства.

Обвиняемый Барабаш К.В.: я ходатайствую об ознакомлении с материалами уголовного дела, как обычно со своими настоящими защитниками, мы не просто знакомимся, но и снимаем копии своими техническими средствами. Я думаю, минут 40 мне хватит, может это мне как-то поможет защитить себя без адвокатов.

Обвиняемый Парфёнов В.Н.: мне также требуется ознакомление, я думаю, мне хватит 15 минут. Этого можно было бы избежать, если бы нас заранее ознакомили с материалами дела, могли бы и ходатайство мне это тоже привезти и мы бы не тратили Ваше время.

Обвиняемый Соколов А. А.: мне тоже надо ознакомиться, я думаю, мне хватит 30 минут.

Суд постановил: с учетом объема представленных следователем материалов, с подавляющей частью которых обвиняемые уже знакомы, объявить перерыв для ознакомления обвиняемых с материалами дела до 20 часов 00 минут.

В 19 часов 27 минут объявлен перерыв.

В 20 часов 08 минут судебное заседание продолжено.

Иных ходатайств нет.

Председательствующий предлагает следователю обосновать перед судом ходатайство о продлении срока содержания под стражей в отношении Барабаша К.В., Соколова А. А. и Парфёнова В.Н.

Следователь: я поддерживаю ранее заявленное ходатайство. У следствия есть достаточные основания полагать, что, находясь на свободе, обвиняемые скроются от органов предварительного следствия и суда, продолжат заниматься преступной деятельностью. В материалах дела имеются соответствующие рапорта, поручения об их вызове, которые были ими неоднократно проигнорированы, были выписаны соответствующие приводы. Кроме того, в настоящее время расследуются два уголовных дела в отношении иных участников данной экстремистской организации, имеются основания полагать, что находясь на иной мере пресечения, обвиняемые, используя свой авторитет, могут оказать влияние, давление на иных участников, которые, возможно, будут привлекаться к уголовной ответственности. В связи с чем, не имеется оснований для изменения ранее избранной в отношении обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу на иную, не связанную с лишением свободы. Прошу продлить срок содержания под стражей обвиняемым Соколову А.А., Парфёнову В.Н. до 28. 07. 2016, обвиняемому Барабашу К.В. до 17. 12. 2016.

Председательствующий: производство по делу на какой стадии находится?

Следователь: в настоящее время происходит ознакомление с материалами уголовного дела, о чём имеются соответствующие графики, выполняются требования ст. 217 УПК РФ.

Председательствующий: насколько динамично происходит выполнение ст. 217 УПК РФ?

Следователь: более-менее динамично ознакомление производит обвиняемый Мухин, хотя за месяц ознакомился с 3-4 томами только, не смотря на то, что материалы предоставляются каждый день почти. Обвиняемые Соколов, Парфёнов, Барабаш абсолютно не знакомятся с материалами уголовного дела, они поясняют, что хотят знакомиться с защитниками, однако защитники Курьянович и Чернышев приходили к ним, им предоставлялось право ознакомиться совместно с защитниками, однако эта возможность была проигнорирована. В первый день выполнения cт. 217 УК РФ материалы были оглашены вслух в присутствии понятых. Защитник Чернышев за всё время ознакомился всего с полугора томами, адвокат Курьянович и адвокат Динзе находились в отпуске, но сейчас они приступают к ознакомлению. Адвокат Суханов не является на ознакомление, хотя ему было послано уведомление по почте по всем адресам, и лично вручено, однако он поясняет что тем, что не считает, что следственные действия окончены.

Председательствующий: как Вы полагаете – сколько ещё времени понадобится для выполнении требований ст. 217 УПK РФ?

Следователь: с учётом динамики – ещё месяца 3, не меньше. С учётом того, что за месяц знакомятся с 4 томами, я буду использовать предоставленное мне законом право на их ограничение.

Исследуются письменные материалы:

(список материалов).

Председательствующий выясняет у участников процесса, имеются ли у них замечания или дополнения по исследованным материалам.

Замечаний или дополнений нет.

Председательствующий: обвиняемый Соколов, Вам ходатайство следователя понятно?

Обвиняемый Соколов А.А.: да.

Председательствующий: Ваше отношение к ходатайству?

Обвиняемый Соколов А.А.: я возражаю. Мы убедились ещё раз, что следователь Талаева имитирует следственные действия, в частности, имитирует завершение расследования уголовного дела и ознакомление с ним. Расследование дела не окончено, постановление о привлечении меня в качестве обвиняемого от 20 июня 2016 года противоречит постановлению от 2015 года, там указываются разные вещи. Получается, что за год расследования возникла новая версия, это требует новых допросов, новых экспертиз, расследование должно только начинаться. А на самом деле нет ни состава преступления, ни самого преступления, расследовать-то нечего. Следователь поленилась даже государственного защитника пригласить на ознакомление с материалами дела. Относительно того, что вяло проходит ознакомление с материалами дела, это неправда. В соответствии со ст. 217 УПК РФ с материалами дела знакомит следователь, но она не приходит, приходят какие-то оперативные сотрудники, они даже не знают о чём это дело. Меня лишают возможности узнать, в чём преступность моих действий. Пленум Верховного суда РФ требует, чтобы следователь на каждом продлении говорил что-нибудь новенькое, а нового мы ничего не услышали, то, что год назад говорилось, всё то же самое, никаких оснований держать нас под стражей не представлено. Существует экстремистская группировка, которая под предлогом борьбы с экстремизмом, используя свои служебные полномочия, препятствует проведению референдума по вопросу оценки итогов работы президента. Люди в погонах, которые состоят в этой экстремистской группировки и разжигают социальную рознь, их не останавливает закон и здравый смысл, о чём свидетельствует нахождение нас год за решёткой. Прошу не усугублять вину следователя Талаевой и стоящих за ней лиц в совершении преступления по ст. 141 УК РФ, прекратить разжигание розни к участникам социальной группы по проведению референдума и освободить нас из-под стражи.

Адвокат Динзе О.Н.: полностью поддерживаю позицию своего подзащитного, защита не согласна с ходатайством следователя. При рассмотрении ходатайства прошу суд обратить внимание на позицию следствия в обосновании своего ходатайства, которая основана на тяжести содеянного, однако тяжесть преступления не является основанием заключать под стражу, а в дальнейшем продлять эту меру пресечения. Считаю вывод о том, что Соколов может продолжить заниматься преступной деятельностью в соответствии с п. 5 Пленума Верховного суда РФ № 41 2013 года – может свидетельствовать только доказательства о ранее совершенных преступлениях, судимость за которые не снята и не погашена. Следует заметить, что Соколов ранее не судим, к уголовной, административной ответственности не привлекался. Предположение о том, что он может оказать давление на иных участников процесса, также считаю несостоятельным. Участников организации может быть много, поэтому уголовное дело может рассматриваться годами. Дело возбуждено в отношении неустановленных лиц, которые в том числе не могут быть известны обвиняемым, следовательно, обвиняемые не смогут оказать на них давление. Я прошу суд учесть данные характеризующие моего подзащитного, он имеет постоянное место жительства на территории города Москвы, ранее не судим, не состоит на профильных учётах в НД, ПНД ранее преступной деятельностью не занимался. Считаю, что рапорта о том, что якобы Соколову доставлялись повестки, о том, что он не являлся по вызову, дома не проживает, не могут свидетельствовать о том, что он скрывался от следствия. Переписка между неустановленными лицами, которую следствие неоднократно представляло, в которой лица обсуждали свои законные права воспользоваться помощью защитников – больше ни о чём данная переписка не свидетельствует. Я считаю, что всё свидетельствует о незаконном содержании моего подзащитного под стражей. Следствие занимается волокитой, так как следствие намерено установить иных лиц по данному делу, расследование данного дела может затянуться надолго. Мой подзащитный скрываться от органов следствия и суда не намерен, в его интересах доказать свою невиновность, также у него отсутствует заграничный паспорт, уехать за пределы РФ он не сможет. На основании изложенного считаю незаконным ни само содержание под стражей, ни данное продление меры пресечения, прошу в ходатайстве следствия отказать.

Председательствующий: обвиняемый Парфёнов, Вам ходатайство следователя понятно?

Обвиняемый Парфёнов В.Н.: да.

Председательствующий: Ваше отношение к ходатайству?

Обвиняемый Парфёнов В.Н.: мне нужно в своём большом чемодане найти практику Верховного суда, однако на нас троих нет даже одного стола, хотя человеку, похожему на прокурора, хватает одного телефона, там и игрушки, и сообщения, если вы предоставите нам место у стола, а прокурору, кстати, будет очень удобно в клетке. Нет равноправия и состязательности. Что касается ходатайства следователя-преступницы, кстати, моё заявление о том, что она – преступница, дает повод прокурору не в телефоне копаться, а провести проверку. Следователь повторяет мантру, что «обстоятельства не изменились и не отпали», это всё туфта. Она это всё объясняет тяжестью преступления, но это не может служить основанием для продления меры пресечения. Следователь говорит, что якобы проводится ст. 217 УПК РФ, но это ложь, не знаю, на каких основаниях Мухин знакомится, может ему руки выкрутили, он человек пожилой, а это вот фашиствующая мразь (обвиняемый Парфёнов В. Н. произвёл жест рукой в сторону следователя Талаевой Н. А.) могла его вынудить…

Председательствующий объявляет замечание обвиняемому Парфёнову В.Н. относительно используемой им лексики и предупреждает об уголовной ответственности по ч. 1 ст. 297 УК РФ за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства.

Обвиняемый Парфёнов В. И.: я не знаю, по каким основаниям выкрутила руки Мухину, но в моём случае знакомиться с материалами дела повлекло бы нарушение порядка следственных действий. Следователь мне зачитала обвинительное заключение в 12 страницах, которое изменилось за год. Когда она меня допрашивала, она записывала мои показания, потом пришел мой второй адвокат Чернышев, которого я не видел год, я попросил у следователя пообщаться с ним, обсудить позицию, следователь удалилась, дала нам время, когда я с Чернышевым ознакомился с тем, что она написала, нас это абсолютно не устроило, по её возвращению это было заявлено и ею занесено в протокол, что изложенные сведения не соответствуют действительности. Я прошу Вас прочитать эту фразу в протоколе, а иначе я заявлю для секретаря, что письменные материалы не исследовались.

Председательствующий: Вы вправе заявлять все, что считаете нужным.

Обвиняемый Барабаш К.В.: значит, «фашиствующая мразь» тоже можно говорить.

Председательствующий объявляет замечание обвиняемому Барабашу К.В. за нарушение порядка в судебном заседании.

Обвиняемый Парфёнов В.Н.: если посмотреть протокол допроса, то его фактически не было. В тот день, когда следователь вернулась, она предложила нам перенести допрос на ближайшие дни, я не стал расписываться, поскольку допрос не закончен, и указанные там сведения не соответствуют действительности. Допрос не закончен. Следователь устраивает «фокусы», в пятницу 24-го она приходит с моими защитниками, объявляет мне, что следственные действия завершены. Я с защитниками возражаю, я подаю ходатайство, пишу замечания на протокол, следователь с нами тремя пыталась одновременно проводить следственные действия, изолятор работает до 16 часов, так вот, следственные действия не получилось провести. Я писал замечания с Чернышевым, а Барабаша и Соколова вообще увели. А сейчас мы видим, что с ними проводились якобы следственные действия с 12 часов. 27-го числа нас неожиданно везут в следственную часть, без защитников пытаются изобразить выход на ст. 217 УПК РФ. Я там кричал о том, что мне нужен защитник, я потерпевший во всей этой ситуации, я рассказал про рецидивистку Талаеву. Якобы меня с Соколовым ознакомили с материалами, а на Барабаша не хватило смелости, следователь побоялась, что у понятых не хватит моральной стойкости. Мы не отказываемся от ознакомления с материалами дела, но в условиях изоляции это невозможно, мы согласны приходить к следователю и знакомиться. Я, в частности, до сих пор не допрошен, мне есть что сказать, но меня не слушают. Сейчас особенно заметна незаконность действий следователя. Я не усматриваю за собой какой-либо вины чтобы скрываться, у меня есть заграничный паспорт, я ездил за границу, но у меня нет оснований скрываться, у меня есть основания выйти в суд и доказать свою невиновность, я надеюсь, это будет не Хамовнический районный суд, потому что здесь мы перепробовали всех судей, на каждом клейма негде ставить. Я требую освободить меня из-под стражи.

Адвокат Курьянович Н.В.: была не до конца выяснена личность моего подзащитного, а также другие важные моменты. Как такового преступления не было, и умысла тоже. Они занимались общеполезной политической деятельностью. По своему убеждению они не чувствуют себя виновными, у них нет никакого мотива скрываться от следствия и суда. Суд неправильно изначально определил все эти обстоятельства: как личность моего подзащитного, как и все наши ходатайства отклоняются, никаких ответов по замечаниям на протокол с/з мы не получаем. В соответствии с п.п. 6, 7 ст. 109 в случае, если до момента ознакомления с материалами дела срок менее 30 суток, то мой подзащитный подлежит немедленному освобождению. Фактически и юридически нигде в протоколах нет подписи моего подзащитного. Следствие целый год длилось, а так и не появилось подробной конкретизации, почему всё-таки приходится продлять срок меры пресечения. Мы категорически возражаем против продления срока. Как следователь сказала, что Мухин, по сравнению с другими, ознакомился уже с несколькими томами, но у него мера пресечения не связана с изоляцией от общества. Было бы справедливо в целях экономии времени освободить обвиняемых из-под стражи, чтобы быстрее ознакомиться с материалами дела и выйти на финишную прямую. Они не представляют никакой опасности, у них не было какого-то умысла. Мы категорически возражаем против продления стражи и настаиваем на немедленном освобождении. Прощу принять правильное юридическое решение и избрать меру пресечения, не связанную с заключением под стражу. Они уже достаточное время провели в стенах изолятора, и достойны того, чтобы к ним применили иную меру пресечения.

Председательствующий: обвиняемый Барабаш, Вам ходатайство следователя понятно?

Обвиняемый Барабаш К.В.: да.

Председательствующий: Ваше отношение к ходатайству?

Обвиняемый Барабаш К.В.: я вынужден высказаться после назначенного и навязанного мне защитника.

Адвокат Ханин В.Х.: защита полагает, что заявленное следствием ходатайство не должно быть удовлетворено. Следствие не привело никаких убедительных, достоверных обстоятельств, подтверждающих, что мой подзащитный сможет скрыться или оказать давление на иных участников процесса. Судя по настрою обвиняемых, то они настроены доказывать свою правоту. Исходя из этого, суд не вправе удовлетворять данное ходатайство. Прошу отказать и избрать иную меру пресечения, не связанную с лишением свободы, так будет лучше и для следствия, суда, и самих обвиняемых.

Председательствующий повторно предлагает обвиняемому Барабашу К.В. высказать своё отношение к возбужденному следователем перед судом ходатайству о продлении срока содержания под стражей.

Обвиняемый Барабаш К.В.: в виду лишения меня судом права узнать в установленные УПК РФ сроки о дате судебного заседания, согласовать свою позицию с защитником, подготовиться, ознакомиться с материалами дела, у меня нет возможности обосновать свою позицию.

Прокурор: поддерживаю ходатайство следователя о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении Барабаша К. В. , Соколова А. А. и Парфёнова В. Н. Заявленное следователем ходатайство является обоснованным и законным, основания для избрания обвиняемым меры пресечения в виде заключения по стражу в настоящее время не изменились и не отпали. Прошу ходатайство удовлетворить.

Суд удаляется в совещательную комнату для вынесения постановления.

Постановление вынесено и оглашено.

Председательствующий разъясняет срок и порядок обжалования постановления, а также срок и порядок ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него в порядке ст. ст. 259,  260 УПК РФ.

Судебное заседание закрыто в 21 час 57 минут 19 июля 2016 года.

Протокол судебного заседания изготовлен и подписан 22 июля 2016 года.

Судья

К.А. Похилько

Секретарь судебного заседания

А.А. Локтева


P. S.: «Приморские партизаны» Алексей Никитин и Владимир Ковтун, освобождённые в зале суда.

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите числа и буквы (с учетом регистра), изображенные на картинке
Картинка
Введите символы, которые показаны на картинке.