Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

О смысле наказания

В предыдущих главах  было показано, что демократии в РФ как таковой нет. Есть только демократические декорации в виде всеобщих выборов и т.п. Главной причиной отсутствия демократии является чисто декларативное указание цели для государства, но не для Президента и депутатов, и отсутствие у народа возможности реализовать свою власть над ними. Ст. 138 и закон «О суде народа» дают народу России возможность судить (поощрять или наказывать) избираемых им чиновников. Но какое же наказание должно быть предусмотрено для депутатов и президента, чтобы обеспечить их деятельность в нужном народу направлении – улучшения жизни народа?

Существует распространенное мнение, что наказание должно быть адекватным преступлению, и что за неумелое руководство предприятием, корпорацией, страной достаточно увольнения, например. На самом деле у наказания основных две функции, и адекватность наказания деянию должна рассматриваться в разрезе этих функций.

В первую очередь, наказание должно предупреждать подобные преступления, это мера по предупреждению ана­логичных преступлений. Угроза наказания за преступление  должна пугать. Человек должен бояться совершить преступление. Адекватно и гуманно то наказание, которое останавливает подобные преступления. Скажем, высшая власть государства ввела наказание за убийст­во в виде штрафа в 100 рублей. Абсолютно всех убийц ловят и штрафуют. Разве люди будут довольны такой властью? Им ведь нужно не наказание убийц само по себе, а чтобы убийств не было вообще! Отсюда следует, что мера наказания зависит от сте­пени заботы власти о безопасности своих граждан.

К примеру, го­сударство в окружении врагов, война неизбежна. В войне погибнут граждане и тем больше, чем сильнее противник. В это время госу­дарство не может допустить усиления противника за счет своего внутреннего ослабления, которое возможно вследствие предательст­ва, паники, подрыва боевого духа и веры в победу, поэтому безобид­ная болтовня, на которую в другое время не обратят внимания, мо­жет стать агитацией в пользу врага и наказание за нее должно быть чрезвычайно жестоким. Например, во время второй мировой войны руководство США, чтобы не утруждать себя контролем за подрывной деятельностью граждан японской национальности, рас­порядилось отправить в концентрационные лагеря всех своих граждан, у которых была хотя бы 1/16 японской крови. Эти люди ничего против США не сделали и, наверное, не предполагали сде­лать, тем не менее, были жесточайшим образом наказаны по одному лишь подозрению в возможности совершить преступление. Этот акт можно считать и проявлением гуманизма по отношению к большинству населения США, хотя это звучит странно в связи с арестом невиновных.

В «Песни о вещем Олеге» ее герой стремится «отмстить неразумным хазарам», но это не значит, что Киевская Русь мстила, Олег, возможно, мстил, но не Русь. Русь предупреждала следующий «буйный набег» на свои «села и нивы».  

Вторая функция наказания – это восстановление справедливости в обществе. Но не по отношению к преступнику. Совершая преступление, преступник нарушает справедливость, добиваясь какого-либо преимущества для себя по сравнению с законопослушными гражданами. При наказании его в обществе  восстанавливается справедливость: никто не имеет права добиваться в обществе преимуществ иначе, нежели признанными в этом обществе способами, т.е., законными способами.

Когда перед строем расстреливают дезертира - это не только предупреждение потенциальным дезертирам. Кем по сути своей, является дезертир? Человеком, решившим, что он сумеет спастись от смерти в бою за счет других, которые в этом бою погибнут. Они пойдут на смерть, а он в тылу будет спать с их вдовами?! Про таких говорят: «Слишком умный». Это и успокоение гражданам, не собирающимся дезертировать, гражданам, намеревающимся честно исполнить свой долг: «Идите в бой спокойно. Убьют вас в бою или нет – неизвестно. А с этим мерзавцем - как вы увидели - уже все ясно. И с другими»

Наказание для Президента и депутатов должно быть таким, чтобы посулы и соблазны со стороны большинства других желающих получить власть над народным избранником не могли его перевесить.

Напугаешь ежа голым задом!

Общераспространенным является мнение, что депутатское кресло – это награда за победу в предвыборной кампании, выражающаяся в получении контроля за определенной частью ресурсов государства. Или попросту говоря - «корыто». А наказанием является отстранение от этого «корыта» - неизбрание на очередной срок. И добравшийся до «корыта» народный избранник, дабы не быть от него оторванным (наказанным), будет стараться помнить о тех, кто ему обеспечил доступ к этому корыту – «этом, как его, народе».

«Удалось от микрофона задать Селезнёву вопросик: Корень всех безобразий, творящихся в стране - в вопиющей безнаказанности власти за свои дела. Вы четыре года просидели в Думе - народ стал жить в четыре раза хуже. Несёте ли вы ответственность за ухудшение жизни народа, и в чём эта ответственность выражается?

Селезнёв: Да, конечно, власть должна быть ответственной. Во власть должны идти порядочные и умные люди. И вы, избиратели, вольны избрать или не избрать нас на второй срок». [«Бабы и женщины», «Дуэль» № 164]

Этот аргумент поборников западной «демократии» против закона «О суде народа» связан с упованием на выборную систему. Дескать, если президент или депутат оказался плохим, то его не переизбирают на новый срок - вот ему и наказание. Причем, Селезнев и ему подобные произносят это с такой важностью, что страшно становится, какой опасности они подвергают себя, вызвавшись в депутаты. Их, если что, могут не избрать!!!

Вообще эта глупость - следствие непонимания назначения выборов. Чьё-то избрание или неизбрание в органы власти (первое или повторное) - это, изначально, не оценка гражданами прежних заслуг, а оценка способности человека руководить в будущем, после избрания. Оценка прежних заслуг, поощрение или наказание должны определяться отдельным голосованием. Совмещение этих оценок (потенциальных возможностей и свершенных действий) способствует, как было показано ранее, манипуляции мнением избирателей.

Но, даже предположив, что неизбрание является неким подобием морального наказания, наряду с отзывом и угрызениями совести, то следует признать, что оно все равно не решает необходимой задачи. Народ  участвует в выборах депутатов и Президента, но практически никак не может влиять на их деятельность после выборов. Например, Президент и депутаты могут быть подвержены коррупции, быть объектами шантажа, насилия в целях заставить их служить не народу России, а иным заинтересованным группировкам и отдельным лицам. А у народа для противодействия врагам остаются только весьма слабенькие средства. Страх подвергнуться такому "наказанию" как неизбрание со стороны народа легко перевешивается гораздо более весомыми "предложениями" со стороны разного рода мафий, иностранных спецслужб и иных заинтересованных лиц и группировок. Действительно, чем рискует депутат, лоббирующий те или иные законы за обещание сладкой жизни после депутатства от тех или иных группировок? В лучшем случае — неизбранием на следующий срок. А если он и не собирается избираться дальше после большого "хапка"? Ведь доказать прямой подкуп не удается практически никогда! А значит, даже эфемерного наказания со стороны народа такой депутат или Президент избежит. Следовательно, говорить о власти народа над ним, по меньшей мере, смешно. То же касается и возможности отзыва депутатов. Во-первых, она ограничена юридическими препонами – реально указанный вид ответственности практически недостижим. Главной причиной является необходимость высокой степени организованности избирателей для инициации действий по досрочному прекращению полномочий депутата, что недостижимо без предоставления в распоряжение избирателей соответствующих денежных и организационных средств. Но, опять же,  и этого вида ответственности депутат и президент в состоянии легко избежать, заблаговременно подав в отставку по любым причинам.

С неизбранием как видом наказания нельзя согласиться ещё и потому, что президент или депутаты своим личным решением определяют, будут они подлежать указанной ответственности или нет. Действительно – если депутат (президент) решил не баллотироваться на следующий срок – следовательно, он заведомо избежал даже этой небольшой ответственности (в форме морального наказания в случае не избрания). Для президента Конституцией предусмотрено только 2 срока полномочий. Так что в течение второго срока он вообще может на работу не ходить, все равно не выберут.

В случае же, если за действия, которые привели к ухудшению жизни большинства граждан России, для Президента и депутатов ФС будет предусмотрено наказание в виде лишения свободы (избежать которого трудно или невозможно) – возможности подкупа, шантажа и иные способы разного рода мафиям, группировкам, иностранным спецслужбам и другим лицам получить возможность влияния и воздействия на них будут резко уменьшены. Не будут в радость депутату деньги и обещания, если за них придется расплатиться своей свободой.

“Химера” совести

«Мы все понимаем, что от решения людей, которые находятся на таком уровне, очень многое зависит. Зависит безопасность миллионов людей, их благосостояние, и поэтому это чувство ответственности никогда не должно покидать главу государства», - уверен Путин.

Он-лайн конференция В.Путина 06.07.06

Нас уверяют, что люди, избранные руководителями государства, осознают, какую огромную ответственность они несут. Что осознание этой ответственности направляет их действия, не позволяет им принимать ошибочные и вредные решения. Что осознание вреда, нанесенного народу и стране, нравственные мучения в связи с этим, угрызения совести и бессонные ночи – это и есть наказание. Что большего наказания и не требуется.

В процессе воспитания  детей в них  закладываются понятия, «что такое хорошо, что такое плохо», и высокая нравственность не позволяет им затем причинять вред окружающим. Если же человек всё-таки оступается, то заложенные в его душе ростки добра и зла проявляются через угрызения совести. В  «Преступлении и наказании» Достоевского содержится  мысль о том, что наказание и духовное очищение Раскольникова начались не тогда, когда его арестовали, а сразу после преступления - с первыми угрызениями совести. Ещё до суда, безо всякой каторги и пыток, преступник испытал особый вид ответственности - нравственную, связанную с муками совести, чувством стыда и искренним осознанием вреда, причинённого обществу. Наступает деликатная моральная ответственность, при которой человек страдает, хотя его никто не пытает и не держит в тюрьме.

Но зачем же тогда существует правоохранительная система? Давайте упраздним милицию, суды, уголовный кодекс, но будем с утра до вечера трепаться про высокую ответственность каждого чикатило (Чикатило – фамилия серийного убийцы, жертвами которого в 90х годах 20-го века стали более 50 женщин и девушек России) перед другими людьми, чтобы ему самому стыдно стало! Чем не способ покончить с преступностью? Очевидно, что ни одно общество не может положиться на внутреннее чувство ответственности всех своих членов. Потому что мера добра и зла у каждого своя - как мы выясним, испытывают ли чикатило с ельциным достаточные угрызения совести и есть ли у них вообще это чувство? Единственный выход - в том, чтобы само общество определило наказание преступнику, не полагаясь на его совесть. Тогда ни один чикатило или ельцин не прикроется оправданиями, что ему-де и так стыдно, а боль каждой жертвы так отзывалась в его сердце, что даже бессонные ночи, паньмашь, заработал (помните новогоднее ельцинское обращение от 31.12.99?). Достоевский  не смог обойтись без явки героя с повинной и последующего суда с приговором, не мог отделаться слюнявой сценкой с исповедью на коленях перед Соней, «искренним раскаянием» и обещанием «больше так не делать». Он понимал, что без судебной ответственности, без каторги, одной только совестью Раскольникова (моральной ответственностью) обойтись нельзя.

В главе 10 «Преступление и подвиг» приведен пример с женщиной-стоматологом, из-за неосторожности которой погиб ребенок. Судя по всему, врач была порядочной женщиной, и для нее этот стресс оказался настолько сильным, что она даже попала в психиатрическую больницу. Это ли не подтверждение ее переживаний, угрызений совести?!  Но, тем не менее, суд приговорил ее к наказанию в виде лишения свободы.

В свете подобных примеров становится понятным, с какой целью Путин и другие президенты частенько разглагольствуют об огромной ответственности, которую они и их чиновники якобы чувствуют на своих постах. Они хотят убедить население, что, независимо от личной судьбы, будут тяжело переживать за все промахи и неудачи своего правления. Они убеждают нас, будто у них есть чувство долга и совести, и благодаря этой совести они осознают свою моральную ответственность. А коль скоро моральную ответственность они и так сознают, то нет никакой нужды вводить для властей предержащих дополнительную форму ответственности – предстать перед судом народа. Единственное, на что они согласны – предстать перед судом истории.

Странность подобной логики становится очевидной, если соотнести её с  уголовными преступлениями. Стоматологу Наталье Першиной дали оправиться после стресса и провели судебное заседание. Болезнь не стала основанием для оправдательного приговора, несмотря на более чем серьезные доказательства ее раскаяния. А почему мы должны верить в честь и совесть президентов или депутатов парламентов, якобы раскаивающихся в страданиях, которые причинялись людям по их вине? Ведь «чужая душа - потёмки». Как технически проверить их россказни о жестоких душевных муках, или байку четы ельциных, что у них-де были бессонные ночи из-за переживаний за страну? Никто из них даже в больницу не попал, как порядочная врач Першина. Вывод напрашивается сам собой. И проверять не надо. Поскольку в их душу всё равно не влезешь, что они на самом деле думают - не поймёшь, то надо поступить с ними в зависимости от результатов правления, а не от того, сколько у них, по нашим оценкам, совести.

Нравственное воспитание играет огромную роль в организации жизни. Без него исчезают все препоны, не позволяющие человеку выродиться в зверьё голливудского типа (даже Раскольников так и не смог сделаться “Наполеоном” благодаря зачаткам духовности). Но кроме него необходима правоохранительная система, которая дополняет заведомо недостаточную нравственную ответственность правовой ответственностью - системой наказаний в виде штрафов, исправительных работ, тюремных заключений и даже смертных казней. Судебно-правовая система призвана стать механизмом предотвращения преступлений, охраны моральных устоев народа и механизмом восстановления справедливости в отношениях нарушитель – общество. Насколько абсурдно звучали бы призывы отменить правовую ответственность под тем предлогом, что нравственной ответственности (личной совести отдельных людей), якобы, вполне достаточно! Кроме функции предупреждения подобных преступлений судебно-правовая ответственность выполняет вторую функцию – восстановления справедливости в обществе. Конечно, приговор не может восполнить обществу потери от преступления, но зато общество знает, что нарушитель получил по заслугам (преступник тоже знает, если у него осталась честь).

Кстати, важность судебной системы видна на примере того, как деградировали предатели за две тысячи лет: совестливый Иуда, получив 30 сребреников, повесился, а горбачёв после вручения Нобелевской премии за участие не на последних ролях в крупнейшей геополитической катастрофе XX века только становится жизнерадостнее. Судебные приговоры призваны «выровнять» горбачёвых и иуд, отправляя на виселицу тех предателей, которые не догадались повеситься сами.

Лишь только старая тюрьма центральная…

Итак, очевидно, что при организации управления страны одной только нравственной ответственности руководителей, основанной на внутреннем для каждого чувстве долга, чести и совести, недостаточно. Также как и в уголовном праве, внутреннюю (моральную) ответственность за результаты правления необходимо дополнить судебно-правовой ответственностью. Только она позволит народу адекватно поощрить или наказать избранную власть, воздать ей по заслугам. Механизмом воздаяния по заслугам станет закон «О суде народа России над Президентом и членами Федерального Собрания РФ», который установит обратную связь между руководителями и народом, между властью и результатами её действий. Эта обратная связь вынудит любого руководителя поступать морально, независимо от его личной нравственности.

Статья 8. Преступник-Президент и преступники-депутаты Государственной Думы в течение двух недель после вступления новой власти в свои права арестовываются органами МВД и помещаются в места заключения на срок, равный их фактическому сроку пребывания в осужденном органе власти. Члены Совета Федерации отбывают наказание после своих перевыборов в регионах.

Почему нужно сажать проштрафившихся правителей в тюрьму, а не, скажем, налагать на них штрафы? Ответ простой. Если человек перешёл улицу в неположенном месте, то он обычно рискует только своей жизнью, поэтому и максимальное наказание за это - небольшой штраф. Если он совершил крупное хищение, то он уже нанёс крупный ущерб обществу, которое назначает ему за это, как минимум, несколько лет тюрьмы. Если же человек, находясь у власти, довёл страну до экономического кризиса и ухудшения жизни народа, то это куда хуже простого хищения! Поэтому и наказание за это должно быть не меньшим, чем за крупное хищение. Значит, плохих руководителей нужно сажать в исправительно-трудовые колонии, как уголовников. Срок заключения, естественно, установить таким же, как и срок пребывания у власти. Ведь народ страдает из-за правителя, как минимум, ровно столько, сколько тот просидел у власти. (Правда, потом стране остаётся долго расхлёбывать последствия). [М. Кудрявцев, «Совесть, ответственность и искупление. Закон АВН и мораль», Дуэль №25 219]

В случае если какой-то из депутатов-преступников решит досрочно прекратить свои полномочия, он, отбывает срок наказания, соответствующий его фактическому сроку пребывания депутатом. Например, Ельцин, уйдя в отставку в конце срока своих полномочий, не смог бы избежать отсидки в случае обвинительного вердикта на суде народа. Это делается для того, чтобы исключить «бегство крыс с тонущего корабля».

О суровости наказания по приговору суда народа

Обычно противники закона «О суде народа» считают, что глупый и несправедливый народ, руководствуясь низменными инстинктами, в любом случае радостно осудит розовых и пушистых депутатов на ужасное наказание – 4-хлетнее тюремное заключение. Как указывалось выше, избирать их этот народ годится, тут его мнение надо уважать, а вот позволить оценить результаты их деятельности – народ “рылом не вышел”. Многолетняя практика пропаганды закона опровергает негативную оценку, данную нашим соотечественникам.

Самые обыкновенные люди, которым никогда в жизни не стать депутатами, всегда соглашаются, что депутаты должны отвечать за результаты своего правления перед народом. Но заключение в места лишения свободы считают  чересчур жестоким. «Зачем уж так круто?!» – говорят они. Так что народ у нас не злой.

Теперь о том, действительно ли 4 года тюрьмы наказание слишком суровое за ухудшение жизни народа. Речь идет о 140 млн человек! Ухудшение жизни такого огромного количества людей (пусть даже немногим больше половины из них) – это не слабая “заслуга”! Это совсем не пустяк! Рядовых граждан и за менее опасные деяния в тюрьму садят. Никому не позволено ставить на народе недодуманные экономические, политические  и управленческие эксперименты. А если и удастся убедить людей в необходимости проведения таковых экспериментов, то в случае неудачи, надо быть до конца мужественным человеком! Отвечать надо уметь!

Отношение к наказанию позволяет определить искренность намерений человека, истинную цель, ради которой он  стремится в депутаты или президенты. Конечно, давно уже никто не заблуждается относительно их целей, но, тем не менее, выявлением отношения к наказанию осуществляется неплохая проверка людей.  Приступая к такому делу, как улучшение жизни в России, преступно бояться за свою собственную судьбу. Зачем нужно "примерять к себе" должность депутата, если 4 года тюрьмы, даже незаслуженной, для тебя уже непосильная "жертва"? В конце концов, рядовые борцы за свободу шли и на гораздо большие жертвы ради своей страны, причем без гарантии занять после победы теплое местечко во власти. Примерять на себя должность во власти нужно только тогда, когда даже смерть за Россию для тебя  перестанет быть жертвой. Но если ты  к этому не готов, если ты, как и миллионы остальных, полезен народу на своем месте, почему бы не рассмотреть этот закон только с другой стороны: насколько он полезен тебе  как гражданину? Не надо заботиться о депутатах, не надо их жалеть - они сами о себе позаботятся и лучше тебя. А нам, как гражданам, надо позаботиться, чтобы они за свою работу действительно отвечали, и, как гражданам, нам этого хватит.

В свою очередь, выступления против закона «О суде народа», против судебно-правовой ответственности - это голоса за сохранение нынешней безнаказанности власти. Да, безнаказанность и безответственность уходящих правителей, царящая в «демократиях» западного типа, настолько вошла в привычку, что никто уже не замечает, насколько она абсурдна и несправедлива. Но оттого, что все привыкли к абсурдному положению, оно не перестаёт быть абсурдным.

Также критики с разных сторон, как сами потенциальные подсудимые, так и их общественные защитники начинают утверждать, что срок, отведенный депутатам для улучшения жизни народа – 4 года, чересчур краток, что за это время физически невозможно добиться улучшения жизни народа, что придется потом сесть практически ни за что. Причем, упускается из виду, что пока о наказании депутатов речь не шла, никто из них не считал, что 4 года недостаточно для улучшения жизни народа. Недостатка в желающих «поулучшать» жизнь народа за эти же самые 4 года никогда не было. А как только речь зашла о наказании за «плохое улучшение», так сразу сроки жесткими оказались. Так нет проблем! Станете депутатами, примите закон, по которому срок ваших полномочий будет продлен до 10 лет. Мало? Продлевайте до 15! Только имейте в виду, что в случае отрицательного вердикта, отсидеть придется столько же. Но и депутаты, и их защитники - не дураки, и понимают, что увеличение срока депутатских полномочий автоматически увеличивает срок возможного заключения, и поэтому предпочитают вообще не называть никаких конкретных цифр, в лучшем случае, примерный временной интервал.

«Судить, вообще – принимать работу, и не только власти, можно тогда, когда она заканчивается и обнаруживает результаты. А национальные программы дают эффект через один - два десятка лет. Судить власть уравнительно через каждые 4-5 лет, по плану АВН, - значит, пустить систему вразнос». [«Танки! Окружили!! Спасайся!!!, «Дуэль» № 340]

4 года малый срок только для безответственных дураков! Им и жизни не хватит сделать что-то полезное. Но ведь силой никто никого и не заставляет, и задним числом закон вводиться  не будет. У каждого будет достаточно времени подумать, стоит ли ему браться за столь ответственное дело.

А умные и ответственные люди за 4 года выигрывали тяжелейшую, проигранную всей Европой войну, завалив свою армию оружием. А еще за 2 года, к 1947 отказывались от карточек - от того, от чего Британская империя смогла отказаться только к середине 50-х. Вразнос систему организации людей вводят не сжатые сроки, а безответственные идиоты во власти. Убрать их - вот задача! А убрать идиотов можно только законом «О суде народа».

О гуманизме закона

Уголовное законодательство России, следуя принципам гуманизма, предусматривает для преступивших закон условное осуждение (ст. 73 УК РФ), смысл которого в том, что условно осужденному назначается испытательный срок, в течение которого он должен своим поведением доказать свое исправление. Являясь проявлением принципа гуманизма, условное осуждение дает возможность лицам, совершившим преступление, исправиться без отбывания назначенного наказания за содеянное. Однако, назначая наказание, хотя и условно, суды должны исходить из возможности добиться выполнения его целей - восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

При назначении данных видов наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства. Применение условного осуждения к виновному обязывает его оправдать оказанное ему доверие, то есть он должен доказать свое исправление. Этому способствует установление испытательного срока. Таким образом, законодатель, предусматривая возможность в уголовном законе условного осуждения, проявляет тем самым акт гуманизма по отношению к виновному, давая ему шанс стать добропорядочным членом общества.

В этом плане закон «О суде народа» является не менее гуманным, чем действующее законодательство. Как было отмечено в главе «Преступление и подвиг!» в случае суда народа обвиняемые поставлены по отношению к обвиняемым в обычном суде в привилегированное положение. Но даже вынесение обвинительного приговора не лишает осужденного шанса избежать заключения. Такую возможность дают статьи 9 – 12:

Статья 9. Исполнение приговора может быть:

- отсрочено, если Президент или депутат Госдумы вновь избран, а у члена Совета Федерации не истекли полномочия в регионе;

- отменено, если Президент или член Федерального Собрания с отсроченным приговором на новом суде получит вердикт "Достоин благодарности";

- сокращено наполовину, если Президент или член Федерального Собрания с отсроченным не отбытым приговором получит вердикт "Без последствий".

Наказания по приговору суда народа суммируются.

Статья 10. Если избиратели примут решение "Без последствий", то члены высших органов власти РФ, не имевшие ранее наложенных наказаний, покидают свои должности без последствий для себя.

Статья 11. Если суд народа признает работу Президента и (или) членов Федерального Собрания "Достойной поощрения", то все, не имеющие не отбытых наказаний по данному Закону, становятся Героями России со всеми правами и льготами, дающимися этим званием.

Депутаты, приближаясь к окончанию срока своих полномочий, оценивая свою работу и достигнутые результаты, осознавая ошибки и промахи, из-за которых вероятность получения ими всеми вместе взятыми отрицательного вердикта высока, переживая за начатые и не доведенные до успешного окончания инициативы, могут участвовать в очередных выборах. И если им удастся разъяснить избирателям своего округа свою позицию, убедить в правильности своих действий, правильно обозначить перспективы и, тем самым, убедить в необходимости снова избрать их, то возможное наказание будет отсрочено.

Тем самым, избиратель учтёт  характер и степень общественной опасности совершенного преступления – ухудшения жизни народа, личность виновного – известного им человека, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства – его разъяснения, данные им во время встреч с избирателями, а также со страниц и экранов СМИ. Но, в свою очередь, виновный в ухудшении жизни народа депутат обязан будет оправдать оказанное доверие. А оправдание будет проявляться в  успешности его работы в течение нового срока полномочий за период «испытательного срока». А критерием оправдания доверия будет все тот же общенародный вердикт на очередном суде народа – «достоин поощрения», «заслуживает наказания», «без последствий».

И уже на основании нового вердикта суда народа “достоин поощрения”, «условно осужденному» депутату отбывание наказания по прошлому приговору будет отменено, как оправдавшему  доверие народа. Правда, звания «Героя России» в этом случае он не получит. Но он ведь не ради звания старался!

В случае же получения на новом суде народа вердикта “Без последствий”, срок полученного ранее наказания сократится наполовину, как свидетельство частичного искупления депутатом (президентом) его вины перед народом.

И самый неблагоприятный для «условно осужденного» депутата вариант, если  все его действия (или бездействие) в очередной раз привели к ухудшению жизни народа. В таком случае, отсидеть ему уже придется не 4, а 8 лет.

Он может, конечно,  попробовать в очередной раз переизбраться, но, во-первых, сумеет ли он снова убедить избирателей в своих способностях – ведь, 4, тем более, 8 лет – срок не малый. За это время подрастут и вступят во взрослую жизнь новые избиратели, не знавшие депутата, появятся другие соперники, изменятся вкусы и предпочтения избирателей, методы предвыборной борьбы и пр. Во-вторых, очередная неудача, в случае третьего избрания, увеличит срок заключения с 8 до 12 лет. Что весьма и весьма серьезно.

Эта возможность избираться снова и снова, даже в случае получения законодателем отрицательного вердикта является ответом противникам коллективной ответственности. Да, все депутаты несут коллективную ответственность перед народом, да, они все вместе объявляются преступниками или героями, независимо от личного участия или неучастия в деятельности законодательного органа. Но у каждого депутата есть способ отложить и даже отменить для себя лично исполнение обвинительного приговора. Для этого надо убедить своих избирателей в том, что именно он невиновен в ухудшении жизни народа, что обстоятельства оказались сильнее его. Конечно, делом совести каждого депутата будет попытка избежать отбытия наказания вместе со своими бывшими коллегами, мотивируя этот не слишком этичный поступок чем-то вроде “Не виноватая я …”.

Вообще, солидарная (коллективная) ответственность – не есть что-то новое не только в истории уголовного права, но даже в действующей экономической среде. Согласно статье 71 Федерального Закона об акционерных обществах, члены Совета директоров общества несут солидарную ответственность перед акционерами за убытки, которые были причинены обществу в результате тех или иных их решений. Но для тех членов Совета директоров, которые лично голосовали против ошибочных решений, или не принимали участия в голосовании, ответственность не наступает. В случае же суда народа отличие единственное – бремя доказательства, что депутат лично не приложил руку к решениям, которые привели к ухудшению жизни большинства граждан его страны лежит на самом депутате. Ему, как говорится, и карты в руки.

Следует отметить, что закон «О суде народа» ни в коем случае не вводится "задним" числом и обратной силы, разумеется, как и все остальные законы, не имеет. В случае принятия этого закона во время президентства В.Путина, он сможет по выбору – либо немедленно подать в отставку и назначить новые выборы Президента, если не согласен занимать эту должность на условиях, предлагаемых законом, либо продолжать занимать должность Президента, тем самым, соглашаясь с новыми условиями “найма” со стороны народа. То же относится и к депутатам ФС – они вольны немедленно подать в отставку, если не желают подвергнуться суду народа после окончания срока их полномочий. Отказавшись подать в отставку они, тем самым подтвердят, что согласны  предстать на суд народа после окончания срока своих полномочий, уверены в своих силах и готовы продолжать свою деятельность на благо народа России.

О «профессионалах» и «уважающих себя политиках»

Существует точка зрения, что повышенное наказание, устанавливаемое судом народа, отвадит от власти, кроме мошенников и преступников, также и  профессионалов, и расчистит дорогу разного рода параноикам и дуракам с амбициями.

Вот что пишут «молодые профессионалы» [«Элита», «Дуэль» № 109] и участники сетевых дискуссий форума сайта АВН:

«… власть под страхом наказания будет улучшать жизнь народа. Нет, бредни все это. Не будет просто-напросто этой власти, ни один профессионал туда не пойдет. Ни за какие пряники. А наивные глупцы, возомнившие себя уже умными, вряд ли что-то сделают, даже под страхом наказания.

Закон показывает, главным образом, глубокое неуважение и недоверие народа, принявшего подобный закон, к выбранным им руководителям.  Нормальному человеку унизительно работать на собственный народ под угрозой наказания. Нормальные профессионалы во власть не пойдут, а пойдут слабые специалисты».

А вот что отвечал «патриёт» Севастьянов, когда во время интернет-конференции на KM.ru ему был задан вопрос об отношении к закону «О суде народа»:

«Понятно, что ни один уважающий себя политик не согласится избираться во власть, зная, что через 4 года избиратели будут его судить. Мы знаем множество примеров, когда выдающиеся общественные деятели, гениальные полководцы, увенчанные славой побед, были судимы и окончили свои дни в опале или ссылке в лучшем случае. Мы знаем, как бывает неблагодарна толпа, и как она готова судить своих самых выдающихся современников. Мы знаем также, что истинная оценка тех или иных деяний иногда растягивается на столетия, так, например, более 100 лет назад вышел огромный том "Петр Великий в оценке современников и потомков" историка Шмурло. Можно себе представить, что было бы с Петром, если его судили через 4 года после его правления».

Уже знакомый нам «профессионал» Игрунов:

«Если президент натворил дел, подавайте в суд. А парламент может судить только история».

Не имея ни малейшей толики способностей исторических личностей  типа Петра I, не имея сотой доли их заслуг, «уважающие СЕБЯ политики», тем не менее, считают оправданным сравнивать себя с ними, и готовы предстать только перед судом истории. Ни больше, ни меньше!

Подобные  мнения не более чем трусливые умствования.  Проблема тех, кто выдвигает подобные аргументы в том, что они не могут свою боязнь подтвердить ни одним практическим примером - т.е., когда повышение ответственности в какой-то области человеческой деятельности при условии добровольного согласия на нее приводило к тому, что в этой области пышным цветом расцветал непрофессионализм, проникали параноики и дураки с амбициями.

Обычно ссылаются на мировую статистику, согласно которой при ужесточении наказания за изнасилование возрастает число убийств, сопряженных с изнасилованием. Казалось бы,  наказание в системе ужесточается и система идет вразнос - результат более трагический. Однако несостоятельность этого примера в том, что преступник идет на убийство с единственной целью – попытаться избежать наказания (убив жертву, он снижает возможность своей поимки).

Легко видеть, что преступник играет на том обстоятельстве, что наказания можно избежать - из-за этого система при ужесточении наказания (но оставлении лазейки для его избегания) действительно может ухудшить свои характеристики. Теперь представьте себе - уменьшилось бы количество изнасилований, если бы одновременно с ужесточением наказания было бы достигнута его неотвратимость?

Практические же подтверждения обратного, когда указанная практика приводит, наоборот, к естественному отбору наиболее профессиональных и эффективных людей в данной области деятельности имеются.

Основные и главные примеры:

1. Деятельность субъектов экономики - ужесточение конкуренции приводит к выигрышу общества и появлению наиболее эффективных структур

2. Деятельность армии в военное время - ужесточение наказания - угроза жизни военнослужащим проводит естественный отбор наиболее умелых и профессиональных воинов, а отнюдь не открывает дорогу параноикам и дуракам

Предприниматель никакими силами не может избежать наказания за плохую работу - рынок все расставит по местам. Наказанием при этом для него является проигрыш и разорение в конкурентной борьбе - если фирма выставила на рынок продукт, который дороже, чем у конкурентов - она разоряется. Поэтому-то это наказание от рынка (разорение) так эффективно отбирает лучших.

А что произойдет, если наказание от рынка (возможное разорение) уменьшить и позволить фирме его избегать - за счет госсубсидий, например, или подавления конкурентов - т.е. снизить риск наказания фирме в случае производства плохой (дорогой) продукции? Очевидно, что система при этом деградирует - возникает монополия с соответствующими последствиями для качества, цены и прочих характеристик производимого товара. И, наоборот - при повышении степени конкуренции, обеспечении всем равных условий – то есть неотвратимости наказания от рынка - система прогрессирует, качество товаров улучшается, а цены снижаются.

Точно также для армии во время войны - никакими увертками солдат не может избежать наказания от противника. У него один выход - одержать победу, а чтобы ее одержать, надо, кроме постоянного совершенствования собственных умений, чтобы в командиры попадали самые толковые и талантливые. И так и происходит. А если не происходит – армия терпит поражение.

Правда, и в последнем случае система ухудшает свои характеристики, если есть возможность, скажем, сдаться в плен. А если враг пленных не берет? Известно, что власовцы дрались против наших дедов ожесточенно и храбро, до последнего патрона - именно потому, что знали – пощады им не будет.

Легко видеть, что указанных недостатков закон «О суде народа» лишен - президент и депутаты политики публичные, личности их известны, и скрыться за анонимностью преступника им не удастся. А если попытаются избежать наказания по суду народа, то в тексте закона предусмотрены соответствующие механизмы, обеспечивающие неотвратимость его действия.

Обычно противники закона, не имея возможности привести подтверждающие их позицию примеры, сводят суть своих возражений к эмоциям, в основе которых, чаще всего, лежит непомерное самомнение и обычная трусливость.

Что касается того, забоятся ли профессионалы и унизительно ли для них отвечать за результаты. Пример профессионалов, работающих в гораздо более худших условиях - врачей, пилотов, водителей, когда судьбу их решает не всенародный суд, а всего лишь суд из 12-ти случайных людей, а то и всего из 3-х во главе с судьей, и решает гораздо более сурово - показывает, что профессионалов как раз и привлекает ситуация, когда они что-то могут сделать, пусть это и сопряжено с ответственностью. И кто может утверждать, что эти, связанные с высокой степенью ответственности,  должности постоянно вакантны?

Если вспомнить недавнюю советскую историю - сталинские наркомы шли и делали свое дело в гораздо более суровых условиях, зная, что сама жизнь их зависит оттого, как они проявят себя в глазах вождя. А вождь судил просто: “Будет нефть – будет Байбаков. Не будет нефти – не будет Байбакова”. И ничего, тогдашний министр нефтяной промышленности Байбаков, как и другие, не струсил, да и на недостаток профессионализма не жаловались. Не характерно ли то, что как раз когда от ответственности профессионалов избавили, мы стали наблюдать все большее падение этого профессионализма?

О дураках с амбициями. Система управления требует способностей не средних. Более способные желательны для более высоких постов, и не потому, что там уж такие сложные задачи. Просто более способный реже ошибается, а даже непростительная ошибка внизу стоит дешевле, чем такая же вверху. В принципе в системе управления любого нормального, неглупого и от­ветственного человека можно назначить на любое место, даже самое высокое, но нужно дать ему время получить опыт и научиться. Но человек должен понимать, что берется за дело, которое ему надлежит освоить личным умом. Никакие наукообразные консультанты, никакой аппарат за него думать не имеет права. По порученному ему делу он обязан все сам узнать и решить, а не подписывать чьи-то решения. На это требуются годы упорнейшего труда, и пока новичок («дурак» в плане отсутствия опыта) еще не все умеет, он будет допускать ошибки, убытки от которых зависят от должности. Чем выше должность - тем страшнее убытки. Но их придется терпеть, они - плата за обучение руководителя. Новичок это должен понимать, он должен бояться своих ошибок. А воспитывает из «дураков» опытных руководителей ответственность и связанное с ней наказание - скажем, материальная ответственность при ведении бизнеса делает из начинающих бизнесменов, бывших «дураками» в плане отсутствия опыта, вполне успешных предпринимателей. Народная мудрость утверждает – за битого двух небитых дают. А битье – это ничто иное, как наказание или ответственность. Небитый – это необученный («дурак»), а битье – это его профессиональная подготовка, обучение. Без этого обучения, без потенциальной опасности битья, профессионала не получится.  Иными словами «дураки» имеют обыкновение учиться. И боязнь этих ошибок, страх понести наказание за них – это стимул освоения новой должности.

Профессионалами становятся не после того, как окончат университет, пусть даже элитный. Ни один выдающийся политик или экономист нашей истории никогда не получал в университетах политического или экономического образования. Удел таких выпускников - политические и экономические шестерки. Политика и практическая экономика - это удел практиков. А выдающихся политиков и бизнесменов-экономистов учила жизнь. И учила сурово. О смешном четырехгодичном заключении речь в их случаях не шла. Зато и достигнутые ими результаты впечатляют. Какое образование имели люди, добившиеся выдающихся успехов в области экономики, скажем, Генри Форд или Ли Якокка? А какое образование имеет грабящий весь мир Сорос? Какое профильное образование у «олигарха» Дерипаски, подобравшего под себя разрозненные советские активы алюминиевой промышленности, добившегося создания крупнейшего мирового игрока на этом рынке, скупающего автомобильные заводы, аэропорты и медиа-холдинги? Физфак МГУ, дающий возможность профессионально заниматься наукой, но никак не бизнесом.

Уинстон Черчилль, потомок герцогов Мальборо: государственный деятель, стратег, писатель, историк, художник, член профсоюза каменщиков - политик – профессионал! Не пропустил на своем веку ни одной войны, участник последней сабельной атаки английской кавалерии. За критику начальства из армии уволен, но снова началась война, и мать Черчилля упросила королеву послать Уинстона на фронт! Снова после боев стал критиковать командование и был вышвырнут из армии так, что с началом англо-бурской войны и королева ничем помочь не смогла. Ушел на фронт корреспондентом, был в бою взят бурами в плен с оружием в руках - за такое полагается расстрел (журналисты - нонкомбатанты, не имеют права воевать). Сбежал. В Первую мировую войну он был министром, его в середине войны отправили в отставку, и он, член Парламента, ушел на фронт, в окопы, командиром пехотного батальона.

Какое образование было у Сталина, бывшего руководителем созданной с нуля державы, отстроившей промышленность, доказавшей свою эффективность победой в тяжелейшей войне? Что сделало их всех гениальными предпринимателями или политиками? Помимо таланта, которого, как известно, для гения требуется всего 1%, помимо 99% труда – еще и нешуточная угроза разорения, поражения в конкурентной или политической борьбе.

СССР погиб, когда его элита, профессионалы,  выродились. А выродились они потому, что готовить их стали не в армии и бою, не в службе Родине, в условиях «унизительной  угрозы наказания», а в престижных ВУЗах типа МГИМО. А чего достигли наши "выдающиеся советские экономисты-теоретики без “унизительной угрозы наказания”? 

О  бесстрашных авантюристах

Ясная и неумолимая логика работы закона «О суде народа» неизбежно приведет к тому, что среди претендентов на власть и кандидатов в депутаты резко уменьшится число подонков и подлецов. За этим, казалось бы, отрадным фактом скрывается и серьезный подводный камень. Такой результат действия закона приведет к увеличению вероятности прихода к власти в России нового Гитлера.

Мало кто будет отрицать, что Гитлер, безусловно, был человеком, служившим немецкому народу (так, как он это понимал) и доказавшим свою способность отдать жизнь за свои идеи, хотя и струсившим предстать за них перед судом Нюрнбергского трибунала. То есть, для него суд народа и возможное несправедливое наказание не станет препятствием на пути к власти. Сейчас, условно говоря, на одного Сталина и одного Гитлера в кандидатах во власть приходится еще 98 подонков и тупиц, следовательно, если шансы кандидатов равны, вероятность получить Гитлера во власти - 1%. А когда закон «О суде народа» как поганой метлой выметет из числа претендентов всех проходимцев (любой риск наказания собственной задницы  для них совершенно неприемлем), то останется только два кандидата - оба умные и мужественные люди, но один из них - Сталин, а другой - Гитлер, вероятность попадания во власть Гитлера поднимется в десятки раз. Как этому противостоять?

Во-первых, следует отметить, что гораздо большую роль в предоставлении возможности Гитлеру стать тем, кем он стал, сыграли главы прогнивших европейских демократий, не отвечавших перед своими народами. Именно усилиями тогдашних премьеров Франции и Англии стал возможен Мюнхенский сговор, а Гитлеру была дана зеленая улица в Европе. То есть, для обуздания необъятных территориальных притязаний нового Гитлера в первую очередь требуется, чтобы страны-соседи возглавлялись ответственными руководителями, Черчиллями и де Голлями, а не Чемберленами и Даладье. То есть, как это ни парадоксально, хотя в отдельной стране вероятность прихода к власти Гитлера повышается, вероятность нового Мюнхенского предательства снижается, так как ответственные перед народом руководители других стран не дадут новому Гитлеру поднять голову.

Во-вторых, не следует забывать, что Гитлер после прихода к власти отменил выборы и стал единоличным диктатором. Но в случае действия закона о суде народа он не сможет избежать суда народа.

В-третьих, стандартный способ избежать присвоения одним лицом диктаторских полномочий давно известен - разделение властей. Если в новой России будет отделена законодательная власть (Дума) от исполнительной (Президент или Император), ни Президент, ни думцы не смогут присвоить себе все полномочия. Император не будет иметь возможность изменить Конституцию и законы, а думцы - не будут иметь доступа к исполнительской вертикали власти. А один потенциальный Гитлер среди сотен думцев погоды не сделает.

В-четвертых, необходимо добиться, чтобы среди кандидатов в депутаты потенциальному Гитлеру противостоял не один Сталин, а еще 98 честных и порядочных людей. Это - задача воспитания, которая будет стоять перед новой властью.

В-пятых, что касается вообще авантюристов, то, смотря что под этим словом понимать. Просто бескорыстный дурак, желающий отличиться? Но для него есть препятствие - сами выборы. Бескорыстно желающий отличиться на службе Родине? А авантюрист ли он тогда? Даже если сократить законодательный орган до 100 человек, то и тогда вероятность того, что туда попадут, и что в нем возьмут верх депутаты безответственные, исчезающе мала.

О мягкости наказания по приговору суда народа

Другая часть граждан считает четырехлетнее заключение чересчур мягким наказанием. И даже принято считать, что очень много людей согласится отсидеть 4 года, что они компенсируют наворованным и спрятанным во время депутатства – «за 1 млн долларов можно и 4 года в тюрьме посидеть». Кроме этого, они и это 4-хлетнее заключение сумеют превратить для себя в санаторий со всеми удобствами. Или отправят вместо себя в Думу для принятия вредных народу решений зиц-председателей, оплатив им издержки последующего лишения свободы. Подобные мнения появляются от непонимания сути наказания по закону «О суде народа». Наказание - 4 года заключения назначается за ухудшение жизни народа вследствие добросовестных ошибок управления и только. Но никак не за воровство и не за государственную измену. Все остальное будет начисляться отдельно.

И если в период правления уже сидящей  в тюрьме  государственной власти ею были совершены другие преступления ("Измена Родине", "Злоупотребление властью и служебным положением", "Взяточничество" и т.д.), то депутатов, сенаторов и президента приведут к следователям прокуратуры, те допросят, выпотрошат каждого отдельно; каждому виновному за его конкретные дела будет свой, уже обычный суд и соответствующий приговор - еще 10 или 20 лет, или стенка. С конфискацией имущества.

Следователям прокуратуры будет очень удобно. Сегодня они никак не могут пригласить к себе даже депутата для допроса. А так им и приглашать не надо, им не только депутата, а и президента приведут, по первому требованию и в наручниках. Готовеньких. И никуда они не денутся - все расскажут, все покажут, все выложат.

Подонки и казнокрады это понимают отлично, они понимают, что для них 4 года - это только начало, а в конце им, как мрачно шутят зеки, "смажут лоб зеленкой". (Чтобы не было заражения крови от пули). Поэтому подонков и близко у власти не будет, для них она станет очень опасной. Не могут этого не понимать и «вообще шестерки, некие представители, Фунты». Возможно, они и готовы отсидеть 4 года за миллионы долларов, но не больше. Им эти миллионы придется отработать, а отработка будет заключаться в принятии вредных для народа России законов, после  чего работодателям фунтов станет хорошо, а народу, как следствие, плохо. А был ли в действиях фунтов преступный умысел, за 4 года проплаченного заключения прокуратура с госбезопасностью разберутся. И финал для фунтов будет безрадостным. Сидеть придется больше, чем было оговорено. А то и вовсе придется писать завещание в ожидании палача. Работа зиц-председателей станет рискованной и непрестижной.

Опасение, что избранными народом руководителями (зиц-председателями) станут управлять в своих корыстных интересах тайные силы, вызвало у читателей Дуэли желание призывать к ответственности также и их.

«А как же быть с «серыми кардиналами» - примеров в истории, слава богу, хватает: один Распутин чего стоит! А ведь он по Вашему закону отделался бы легким испугом. Разве это справедливо? Или взять «семью» Ельцина - та же ситуация. Дьяченко, Абрамович, Юмашев, Березовский, Мамут, Волошин - всех и не счесть. Люди, не занимая официально никакой госдолжности (за редким исключением), фактически имели (да и продолжают иметь) огромное влияние и возможности. А формально с них взятки гладки - и есть никто, и звать никак. Как же быть? Мое предложение: добавить в закон параграфы, которые бы четко определяли всех тех, на кого распространяется его действие. Допустим, так: если в отношении президента выносится вердикт «заслуживает наказания», под действие закона попадают все его многочисленные советники, аналитики, помощники и т.д., и т.п. Короче, все, кто оказывал на него наибольшее влияние. Иначе вся эта команда, выйдя сухими из воды, начнет примазываться и втираться в доверие уже к новому президенту - и опять все пойдет-покатится... Конечно, новый президент, если он не идиот, пошлет их куда подальше. Ну и что, эти ребята не найдут места, куда пристроиться и продолжать в том же духе? Нет, уж лучше с ними решать сразу и кардинально: пусть отвечают наравне с президентом и депутатами». [«Письма в АВН», Дуэль № 235]

Здесь нужно напрячь свою фантазию, вообразить себя президентом, понять, что тебе, кровь из носу, нужно сделать жизнь большинства народа лучше, и попытаться представить, какие чувства ты будешь испытывать к этим олигархам и «серым кардиналам», которые при тебе пытаются решить не твои задачи, а устроить свои паразитические интересы? Что ты с ними сделаешь, хоть с новым законом, хоть со старыми? Да будь ты хоть трижды голубем мира, ты в момент обрастешь такими ястребиными перьями, что от этих сорок-воровок только пух полетит. Терпеть эту сволочь возле власти может только тот, кто за последствия своего нахождения у власти ну никак не отвечает. А АВН вопросом такой ответственности как раз и занимается.

Тюремное заключение как реабилитационная процедура

У наказания вообще существует еще одна функция, которая уже полезна самому преступнику. Она позволяет ему реабилитироваться в обществе, снова стать его полноценным членом, при условии, конечно, что он не рецидивист. Раскаявшийся Раскольников, не приговори его суд к семилетнему заключению,   не чувствуя себя достаточно наказанным, до конца жизни обрёк бы себя на невыносимые муки, неся на душе тяжкий грех. Каторга  же была заслуженным наказанием,  назначенным объективным внешним судом и  позволяла ему  искупить свою вину и вернуться в общество полноценным, очистившимся человеком.

Кроме того, что закон «О суде народа» выполняет функцию предотвращения проникновения подлецов во власть и функцию восстановления справедливости, он также в отдалённой перспективе способен сыграть важную роль в преодолении отчуждения власти от народа, решив проблему интеграции в общество руководителей после того, как закончится срок их полномочий. Во время пребывания у власти нельзя быть со всеми хорошим, неизбежно придётся кого-то обидеть, обделить. Среди окружающих нет-нет да и встретишь людей, пострадавших от твоей политики. Сколько их, этих пострадавших? Может, их единицы, а, может, и большинство. Если большинство, то и самому больше жить не захочется: взялся не за своё дело и нанёс непоправимый вред своему народу. Это самому себе простить невозможно, а вокруг - тысячи людей, которые тайно тебя ненавидят. А если пострадавших немного и соблюсти их интересы было невозможно? Чего от них ждать? Плевка в лицо или ножа в спину? Каждый из них может считать себя вправе отомстить за личную судьбу. Ведь не все раскулаченные понимали, как их конкретная судьба связана с необходимостью ускоренной индустриализации.

Возникает страшное отчуждение человека, вернувшегося из власти, от общества, в которое он хочет вернуться. Он не знает, как воспринял народ его правление - и не знает, как к себе относиться. Он не знает, что о нём думают окружающие - и не знает, чего от них ожидать. Неужели это жизнь? Это долгая и мучительная пытка до самой смерти.

И тогда у человека остаётся только один нормальный выход. Обратиться к народу с просьбой, оценить его действия на руководящем посту, и определить его дальнейшую судьбу. Если народ его поощрит и объявит Героем, то отставной руководитель сможет жить нормальной жизнью, не терзаясь за прошлые действия и не опасаясь нападений. Потому что любое действие против Героя - действие против народа. Кто посмеет мстить Герою за мелкие личные обиды?

Если же человек оказался плохим правителем, то он и сам будет рад пойти в тюрьму, чтобы его простили. Согласно закону о суде народа над властью, плохому руководителю назначается конкретное наказание за то, что взялся не за своё дело. И никто не потребует большего наказания (если он не совершил других преступлений).

В этом случае тюрьма реабилитирует человека и позволит ему загладить свою вину. Тем самым тюремное заключение станет для отставного руководителя способом искупления. И это вполне соответствует русскому мировоззрению: простого покаяния для искупления, по всей видимости, недостаточно. Нужно чтобы кто-то другой назначил наказание.

Следует отметить, что у народа в нынешних условиях без закона «О суде народа» и без смешных мер типа неизбрания, есть таки возможность серьезно наказать власть – бунт. Стоит ли говорить о том, что это крайнее средство, и надо стараться не доводить до него?  И лучшим способом не доведения будет закон «О суде народа». В противном случае, не пришлось бы снова стихи писать о «бессмысленном и беспощадном» русском бунте. 

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите числа и буквы (с учетом регистра), изображенные на картинке
Картинка
Введите символы, которые показаны на картинке.