Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на важные новости ЗОВ в Twitter Подпишись на важные новости ЗОВ в ЖЖ Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

Глава 15. Есть у революции начало – нет у революции конца!

Варианты

Как было показано выше, для проведения референдума необходимо создать инициативные группы минимальной численностью 4 500 человек. Но возможны два варианта развития события: либо Президент, Федеральное собрание и обеспечивающие их прокуроры, судьи и члены избирательных комиссий дадут провести референдум, и все будет по закону и без эксцессов, либо они совершат преступление и попытаются отнять у народа его власть тем, что начнут мешать проведению референдума. Мы не идеалисты, и отдаем себе отчет в том, что у России есть враги, как внешние, так и внутренние, и они постараются не допустить изменений, которые освободят ее от зависимости. И таковой вариант развития событий надо не просто предвидеть, надо быть готовым именно к нему.

Понятно, что в случае развития событий по второму варианту, инициативные группы не должны ограничивать свою деятельность выполнением формальных процедур. У них должен быть совершенно иной потенциал, нежели способности к рутинной работе с бумагами. А величина этого потенциала определяется конечной целью -  организацией и проведением референдума по принятию ст. 138  и закона «О суде народа», которые передадут власть в России народу. Исходя из этих двух вариантов развития ситуации, задачей сегодняшнего дня является сбор под знамена такой организации умных и мужественных граждан России. Изначально они нужны для сбора 2 млн. подписей в поддержку референдума и проведения агитации. Но поскольку вариант недопущения референдума является более вероятным, этим людям придется организовывать защиту конституционного права народа России выражать свою волю.

Такая организация в России существует с 1996 года и задумана она как  передовой отряд,  который даст возможность народу выразить свою волю всенародным голосованием. Этот отряд свяжет отдельные волеизъявления в единую волю и донесет ее и до Центризбиркома и до Президента, чтобы те назначили референдум. Суть этого отряда – быть связным, и поэтому он называется   Армия связных воли народа, или просто Армия воли народа. Армия, потому что люди в ней должны служить народу. Тактика АВН базируется на основополагающих положениях Конституции РФ и ее Уголовного Кодекса, упомянутых выше. Но, перед тем как рассмотреть, что и как АВН будет делать в случае, если законы России будут нарушены, необходимо оценить изначальные возможности внешне формального метода – референдума.

Вооруженное восстание исключается

Притом, что практически любые политические силы замалчивают идею суда народа, главными ее критиками остаются представители т.н. коммунистической оппозиции. В первой части книги была показана ошибочность их представлений о том, что огосударствление средств производства приведет к передаче власти народу. В этой части книги необходимо разобрать их критику метода АВН – организации всенародного голосования. Смысл возражений «левых» в том, что референдум, во-первых, это не коммунистический метод, а мелкобуржуазный, реформаторский, приспособленческий и т.д., а во-вторых, что нынешняя власть не позволит решить на референдуме сколько-нибудь значимый вопрос. Для того чтобы передать народу власть, надо ее силой отнять у буржуев – это последний аргумент представителей «левых» коммунистов, не имеющих возможностей последовательно отстаивать свои остальные взгляды. Когда они убедительно и с горящими глазами говорят о насильственной смене общественного строя, они в глазах романтически настроенных граждан выглядят чуть ли не как ближайшие соратники Ленина и Сталина, а несогласные с ними – как оппортунисты, обманщики народа и рабочего класса. И стараясь выглядеть более убедительными в споре с нами, они, не отрицая пользы закона «О суде народа», утверждают, что принять такой закон можно лишь после того, как АВН возьмет власть в России. Лучше всего, конечно, насильственным путем. Причем, по-прежнему революционным классом будет пролетариат. А кто, дескать, с этим не согласен, тот оппортунист и трус!

Коммунисты Тюлькин и Губкин считают, что «власть по билетикам для голосования никогда не отдавали» [«Тюлькина грамота»,  «Дуэль» № 18 (65), 23.06.98], а  для вывода страны из трагической ситуации необходимо  действовать «только под лозунгами 25 октября 1917 г., теми же организационно-тактическими методами. И выполнить все эти "рецепты" возможно только в случае силовой поддержки коммунистических инициатив». [«Тонущий пароход красить бессмысленно», Дуэль № 37 (84), 3.11.98] .

Как было показано в части I «Марксизм. Перезагрузка!» тезис Тюлькина и Губкина  не обоснован на историческом материале. Из всех примеров смены общественных формаций лишь 2 произошли “классическим” революционным путем. Так что упование на то, что в результате противостояния рабочего класса буржуазии, рабочий класс неизбежно должен одержать победу, несостоятельно. Даже в  случае победоносного завершения революции, ее плодами может воспользоваться не рабочий класс, а выходцы из его среды, которые составят новый общественный класс. А это далеко не одно и то же. Также не состоятельно и утверждение, что смена общественного строя происходит только революционным или только насильственным путем.

Нельзя слепо принимать идеи, или тем более, слепо копировать предшественников, даже таких великих, как Ленин и Сталин. Историю нужно изучать, чтобы понять смысл происходящего, а не для того, чтобы запомнить приемы действий. Жизнь меняется: то, что хорошо было вчера - уже не годится сегодня. Нельзя бороться за передачу власти ограниченной группе лиц, какими бы словами они себя не называли, и как бы правдоподобно не клялись в верности трудящимся и народу. Бороться надо за передачу власти в России всему российскому народу. Для этого нужно вырвать Россию из липких лап как международных, так и внутренних грабителей, а потом уж разобраться и с остальными идеями. Действовать нужно шаг за шагом, а не пытаться прыгать со скованными ногами. И другого пути передачи власти народу, кроме пути, предлагаемого АВН, нет. Этот формальный, «правильный» путь необходимо пройти до конца.

Непонимание возможностей референдума, который предполагает инициировать АВН, идет от плохого понимания сути революции. Революция – это не перестрелки из кинофильма «Неуловимые мстители». Революция возникает, когда есть препятствие, которое невозможно преодолеть известным набором средств, когда общество зашло в тупик. Революция – это преодоление кризиса интенсивным способом, новым, прежде не существовавшим средством. В нашем случае новым способом является закон «О суде народа», который заставит народных избранников, независимо от того, хотят они этого или нет, заботиться о благе народа.

Сегодняшнюю ситуацию можно представить как процесс найма работников для того, чтобы вскопать огород на даче. Работники прибегают, стучат себя в грудь, показывают бицепсы, рассказывают какие они замечательные трудяги, показывают рекомендации и программы. Устроившись на работу, забирают задаток, тут же его пропивают и исчезают. Приходит новый соискатель и все повторяется заново. В образ мыслей избирателя вложили идею - а вдруг хороший попадется? Эта идея преступна. Из-за нее избиратели каждый раз наступают на одни и те же грабли, потому что политикам нельзя верить, нигде и никогда, их нужно ставить в условия жесткого договора.

Не надо никого трудиться выбирать! Надо поставить у забора лопату, а на ней написать: "Тому, кто вскопает огород на даче -  1 млн. Приду, проверю качество, заплачу деньги". И все будет сделано аккуратнейшим образом. То есть, необходимо поменять принцип делегирования властных полномочий. Не пропихивать в президенты или Думу своего "хорошего" человека, а создать такие условия, чтобы любой человек, попав в Думу или президенты, был нравственным, порядочным, умным и все силы отдавал бы служению Родине. Сделать так, чтобы подлецов и дураков эти должности не соблазняли. Не надо лезть во власть, надо позаботиться, чтобы власть служила людям.

Начинать строить дом (Россию) надо не с подбора камней (руководителей). Мы (АВН) обжигаем известняк, получаем известь, гасим ее, смешиваем с песком. Мы делаем строительный раствор. Этот путь многим видится длинным и непонятным. Ведь, кажется куда проще - камень на камень положил и стены готовы! И камней полно - все прут, расталкивая друг друга, кричат избирателю - меня выбери! Я - патриот такой, что дальше некуда! Весело, понятно, интересно. А тут уголь носи, известь обжигай... Длинно, нудно и непонятно.

Между тем закон  «О суде народа» - это строительный раствор, который свяжет все камни в стенах нашего дома. И у нас не будет болеть голова - патриот это или не патриот. В затвердевшей оболочке нашего раствора и дерьмо станет гранитом (если пожелает попасть в такую оболочку). У нас есть идея, конкретный план, как начать дело освобождения России. План, который обязан понимать каждый из нас, а не только лидеры. В нашем случае, проблем с лидерами, организующими исполнение нашего плана, у нас никогда не будет.

А оппозиция и ее лидеры продолжают заниматься внешне правильным делом – искать вождей и лидеров, выбирать в Думу «патриотов». С чего они  взяли, что с лидерами их партий во главе, России станет лучше? Они ему верят? Это понятно. Но ведь в 1991 году они также беззаветно верили недалекому, необразованному и беспринципному Ельцину. В 1991 году надо было остановиться, подумать, почитать книгу Ельцина, задуматься над тем, что он говорит. Но им некогда было думать. Потом они обиделись на Ельцина, как будто не сами его хотели. А что изменилось по сравнению с 1991 годом? Что изменилось в их подходе к выбору руководителей страны? И тогда выбрали хорошего и сегодня выбирают хорошего. А результата-то нет. Так, может быть, пора подумать? Ведь очевидно, что не найти для России порядочную нравственную власть таким путем.

Закон «О суде народа» - это, несомненно, революционный закон, который подчиняет государственную власть воле народа. И этим  самым будет изменена природа государства. Из аппарата изъятия прибавочной стоимости оно превратится в организатора населения для защиты народа от всевозможных опасностей. А способ, которым АВН собирается произвести революционные изменения в обществе, именно революционный. Это только правильно понимать надо.

О легитимности власти и свободе ее действий

В нашем случае не придется столкнуться с теми проблемами, которые неизбежно возникнут, если начать действовать под лозунгами 25 октября 1917 г., теми же организационно-тактическими методами. Эти проблемы связаны с тем, что, захватив власть, то есть, арестовав  президента и министров, заняв правительственные здания, ее некому будет передать. Для любой власти обязательна ее легитимность, признание ее законной, проявляющаяся в готовности подчиняться ей. Партия большевиков в 1917 году узурпатором власти не была, она передала ее полномочным представителям народа - Совету Рабочих и Солдатских депутатов, которые были созданы ранее, и не на скорую руку большевиками, а были результатом творчества масс, способом их организации. Ельцин  в 1993 г. захватывал власть, будучи избранным народом, и в глазах определенной части граждан он был не менее легитимен, чем Верховный Совет (о той статье в Конституции, согласно которой, совершив эти действия,  он перестал быть президентом, народ не знал, а если и знал – так эта статья в Конституцию была внесена не народом, а мятежным Верховным Советом, поэтому и конфликт из-за ее нарушения воспринимался народом как свара между двумя его одинаково легитимными слугами). И Ельцин, и ВС были одинаково избраны народом, что и стало причиной их противостояния и причиной того, что народ не поддержал ни того, ни другого. У ВС не хватило решимости доказать народу обоснованность и законность своих прав на власть, а Ельцин сумел вовремя подкупить обещаниями чинов и наград часть силовых структур.

Сейчас повторить опыт большевиков с передачей власти Советам не удастся. Советы – это незаконный орган, и уже их создание, и, тем более, попытки утверждения себя как власти через насилие – казни не подчинившихся,  будут квалифицироваться разделом X Уголовного Кодекса РФ "Преступления против государственной власти", статьями от 275 до 284 с наказанием от 12 лет до пожизненного заключения и смертной казни. И Советы, и те, кто их поддержит, по законам России будут преступниками. И у режима даже не будет необходимости нанимать за деньги, как и в 1993, подонков, чтобы те уничтожили и Советы,  и их сторонников. Их просто арестуют и предадут суду. Следовательно, брать на вооружение идеи начала XX века  значит откопать себе такую практическую цель, что от нее не то что обыватель, а и сторонники сыпанут, как тараканы, как только наметится ее внедрение в жизнь. Из страха оказаться преступниками.

Допустим, тем не менее, что у коммунистов все получается. А они уверены в том, что, захватив силой власть, смогут подчинить себе миллионы госчиновников - от министров до милиционеров? Так те и разбежались выполнять их команды! Они же не будут считать их законной легитимной властью! И если попробовать применить против них силу, то шакалы, враги независимой России за деньги США возьмут и выведут на улицы Москвы толпу, блокируют ею проезды и потребуют смещения коммунистического правительства. На приказы милиции разойтись - не разойдутся. И коммунистам останется только терпеть! Ибо они перед своим народом ответственности не несут! И останутся они наедине с проблемами без поддержки народа, так как нет за ними ни законных прав на власть, ни той нравственной уверенности, имея которую можно и на отсутствие официальных законных прав наплевать.

АВН проблему передачи власти народу решила элементарно. Мы, в своих планах, власть передадим даже не представителям народа, а прямо народу - в своем “захвате” власти мы предусмотрели референдум. И не будет необходимости смещать ни одного чиновника, и захватывать правительственные здания, банки, телеграфы, почту и т.д. Наш путь мирный, и не провокационный. АВН даже прятаться нет необходимости. И если бы закон «О суде народа» был бы принят, то все организовалось бы гораздо проще. Коммунистический президент  - первый в новых условиях президент. Он несет ответственность перед избравшим его народом, зачем ему терпеть шакалов? Отдаст приказ роте ОМОНа отбросить щиты и дубинки, взять пулеметы и расстрелять всю сволочь, скопившуюся на площадях. Рота этот приказ выполнит добросовестно - ведь президента - коммуниста самого через 4 года народ будет судить, в том числе и за этот приказ. Рота будет знать, что президент не может этого не учитывать, значит, его приказ - это приказ народа. А сам народ скажет: "Молодец! Мы его всем народом избрали, он нам через 4 года на суд отдастся, а какая-то сволочь, не спросясь нас, решила его сместить? Правильно он им врезал!"

И дело даже не в том, что придется так поступать, а в том, что все мгновенно поймут, что личная ответственность руководителя государства перед всем народом дает ему  на это право. Людей, которые захотят таким образом испытать судьбу и ответственного президента, будет не много. Власть, отвечающая перед народом, будет иметь силу, которой не было ни у одного диктатора, поскольку ни у одного диктатора не было такой ответственности перед своим народом. Даже у Сталина. Так вот, сперва власти надо дать такую силу, чтобы она могла максимально использовать имеющиеся возможности для служения народу.

Наша революция - не акт насилия

АВН пойдет к освобождению России по формальному законному пути организации референдума. Отклонение от формального пути начнется с того момента, когда члены Конституционного Суда совершат антиконституционные действия, взявшись за проверку соответствия инициативы референдума Конституции, что не входит в их обязанности. Если они будут осознавать это, и откажутся от проверки, либо проведут ее, сообщив Президенту, что инициатива не противоречит Конституции, то проблем никаких не будет. Если же они эту проверку осуществят с отрицательным для инициативной группы результатом, в виду отсутствия прямых законных методов воздействия  на них, останутся более радикальные способы. Впрочем, тоже законные. Ведь эти их действия предусмотрены статьей 285 УК РФ “Злоупотребление должностными полномочиями” (часть 2), по которой предусмотрено максимальное наказание в виде 7 лет лишения свободы. Привлечь к суду судей КС практически невозможно, но способ противостоять беззаконию есть. В соответствии со статьей 39 УК РФ «Крайняя необходимость»

«1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости».

Если опасность для общественных интересов (нарушение права народа на непосредственное выражение своей власти на референдуме по любым вопросам, которые народ считает нужным вынести на референдум) не может быть предотвращена иными средствами (выбор средств воздействия на судей КС РФ очень ограничен), любому гражданину РФ уголовным кодексом дается право действовать в отношении них действиями, диктуемыми состоянием крайней необходимости для предотвращения причинения вреда обществу. Ограничением в этом случае является запрет причинения вреда большего или равного предотвращаемому. В частности, любым справедливым судом будет признано оправданным совершение против судей КС действий, подпадающих под признаки любого  преступления средней тяжести, максимальное наказание за которое не превышает 6 лет лишения свободы – т.е., например, хулиганства, нанесение  вреда здоровью средней тяжести и т.д. Захочется ли судьям стать жертвами хулиганов, или слегка повредить здоровье? И, как знать, смогут ли хулиганы вовремя остановиться, чтобы вред средней тяжести здоровью не перешел в тяжелый или непоправимый?

Но и по этому пути мы не пойдем. Окрепший в течение первого десятилетия XXI века класс государственных чиновников, ставит себя над всем остальным населением. Доказательством этому является принятие федерального закона № 148-ФЗ от 27.07.06 «О внесении изменений в статьи 1 и 15 федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности». В соответствии с этими изменениями признаком   экстремистской деятельности является угроза  применения насилия в отношении представителя государственной  власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Поэтому мы не доставим им такого удовольствия, и не нарушим их закон. Но пусть они помнят, что преступное противодействие народу, желающему высказать свою волю, им зачтется позже. С них спросит ответственная власть, вменив им в вину совершенные преступления.  

А  мы пойдем другим путем! Мы организуем ненасильственное сопротивление режиму и заставим его выполнить требования народа.  Кратко смысл этого пути был выражен В.И. Лениным: «Идея тогда становится материальной силой, когда овладевает массами». История России иллюстрирует, что угрожает людям, вставшим на пути народных чаяний. Все помнят, с каким лозунгом партия коммунистов выиграла гражданскую войну и победила иностранных интервентов – это бессмертный и гениально найденный Лениным лозунг “Земля - Крестьянам”. И когда крестьяне начали занимать помещичьи земли, препятствовать им стало опасно. Смертельно опасно. Идея жила в массах и была им жизненно необходима. А лозунг «Мир народам»?! Удалось кому-нибудь удержать солдат, не желавших кормить вшей в окопах и погибать во имя неизвестно чего?

Другой пример, из совсем уже недавней истории. На страже СССР и социализма стояли и армия, и КГБ. В рядах КПСС состояло 19 млн членов. Но когда массами овладела идея, что для того, чтобы увидеть на витринах магазинов 40 сортов колбасы, надо развалить Советский Союз, спасти Союз не смог никто. И никто даже и не пытался. А те, кто должен был его защищать за зарплату, пайки и привилегии, палец о палец не ударили ради спасения и СССР, и социализма. Они первые понеслись записываться на службу к новым хозяевам. Почему же надо считать, что произойдет иначе в случае, когда идея суда народа овладеет массами? Это очень рискованная затея – встать на пути масс, когда ими овладеет какая-либо идея. Тем более что эта идея законная. Конечно, революционная смена общественных формаций не происходит автоматически, и овладевшая массами идея к смене политических институтов автоматически не приводит.

Было бы глупо надеяться, что действующая власть просто так даст нам принять революционный Закон «О суде народа». Право народа судить власть нам придется отстоять в борьбе. Какой будет эта борьба? Не превратится ли противостояние властей и народа в кровавую баню гражданской войны? Можно ли ответить «да» на риторический вопрос Ленина: “Вы действительно верите, что мы можем победить, не прибегая к жесточайшим методам террора?” или возразить лидеру китайских коммунистов Мао Цзе-Дуну, считавшему, что революция — это акт насилия, а не вечеринка, не литературное произведение, не картина и не вышивка? Мы в АВН считаем, что это возможно. Потому что сейчас настали такие времена, что самое эффективное оружие – это перо и бумага.

Особенность нашего случая состоит в том, что закон «О Суде Народа» деидеологизирован и напрямую распространяется только на высшие органы государственной власти: Президента и Федеральное Собрание. Это весьма ограниченная прослойка лиц, численностью не превышающая 1000. Это исключает возможность гражданской войны, поскольку нет сколько-нибудь многочисленного класса, интересы которого были бы прямо ущемлены. Следовательно, в своем противостоянии народной воле, власти могут опереться только на подчиненные им силовые структуры. Вопрос в том насколько надежной будет эта опора?  Как показывает практика не очень. И этому есть свои причины. Силовые ведомства можно условно разделить на армию, спецслужбы и силы правопорядка. Основная задача армии - отражение внешней агрессии. Использовать армию для решения внутренних конфликтов, все равно, что забивать гвозди отбойным молотком. Подавление собственного населения с помощью армии затруднено по многим причинам. Самая основная причина та, что это очень опасно для самих властей. Тут речь не идет о распускании интеллигентских соплей насчет того, что «нельзя стрелять в народ». С точки зрения властей очень даже можно и, наоборот, в традиции, но только при соблюдении определенных условий. Условие первое – армия должна быть уверена в легитимности власти и нелегитимности акций протеста. Условие второе – армия должна быть уверена в правомерности приказа открыть огонь, а именно: солдаты и офицеры должны быть уверены в том, что они не нарушают присягу. Отсюда вытекает, что армия не может открыть огонь по мирным демонстрантам, которые не представляют угрозы остальным гражданам. Если власти будут заставлять армию нарушить присягу, то это может обернуться против них, поскольку армия может выступить на стороне угнетенных.

Власти - это понятие очень обширное. Это вся вертикаль чиновников до милиционера и солдата включительно. С чего бы это считать, что миллионам госчиновников так уж приятна власть кучки безответственных подонков и тупиц? Они будут выполнять приказы этих подонков? Тут определенно можно сказать, что такие приказы будут, а вот будут ли их исполнять чиновники - это вопрос! В 1993 г. законный и.о. Президента России Руцкой и весь Верховный Совет России издавали приказы. Много чиновников бросилось их исполнять? А ведь среди этих чиновников было несколько миллионов тех, кто даже присягу давал не жалеть жизни для исполнения этих приказов. И что толку?

Даже обязанные им лично преданные псы, типа телохранителей, не останутся с ними. Во-первых, те из них, у кого есть голова на плечах и хоть какое-то подобие совести, сдадут их народу. Интересный случай описан в книге Ю. Мухина «Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно»:

«В качестве примера приведем такой случай, отысканный И.Т.Прыжовым. Как известно, гетманы на Украине так же были всенародно избранны­ми, как и Кравчук, и Ельцин. После смерти Б.Хмельницкого, объединив­шего Украину с Россией, мудраки (так Ю.Мухин называет дураков, считающих себя умными – прим. авторов)  убедили его сына, - Ю.Хмельницкого, ставшего гетманом - снова отделить Украину и стать «независимыми и су­веренными». Стали. Дальнейшие события Прыжов описывает следующим образом:

«С тех пор положение дел, устроенных Б.Хмельницким, начинает изменяться... В Малороссии, развращенной польским шляхетством, все стремилось к порабощению друг друга; освобожденная Б.Хмельницким, она не знала свободы, угнетаемой со стороны и подорванной смутами че­столюбцев. Раз в 1660 году Юрий Хмельницкий пировал в своем замке, окруженный приятелями, и с хохотом слушал рассказы татар об их удальстве над украинцами. Несколько казаков стояли у дверей и тоже слушали, потом бросились на него, на татар. Татар изрубили, а изранен­ного Хмельницкого вывели на площадь, долго мучили и, издыхающего, бросили собакам». И заметьте - личная охрана Юрия Хмельницкого изрубила всена­родно избранного суверенитетчика даже без приказа. Даже не изве­стно, наградил ли кто-нибудь их за этот подвиг».

А вот что, не стесняясь, пишет на стр. 75 своей книги "Борис Ельцин: от рассвета до заката" телохранитель первого «всенародно избранного» президента генерал – лейтенант Коржаков: "До полета Ельцина с моста я, работая в кооперативе, возглавлял одну из охранных структур и получал около трех тысяч рублей в месяц. В десять раз больше!" (Это в 10 раз больше, чем, охраняя Ельцина – прим. авторов). Тем не менее, Коржаков не скрывает, как он инструктировал своих подчиненных: "Поэтому я вас прошу: если кто-то, где-то на нашего буржуя нападет или вдруг начнется выяснение отношений со стрельбой, немедленно ложитесь на землю, на дно машины". Вот так.

Спецслужбы – это тонкий инструмент. Их можно использовать для оказания давления на отдельных народных лидеров, но не на народ целиком. АВН не партия и не сосредоточена вокруг одного лидера (об этом далее, в главе 16 «Есть такая организация!»). У нее распределенная структура, и поэтому потеря одного яркого лидера не окажет катастрофического влияния ни на работоспособность АВН, ни на народное движение в поддержку закона. А использовать спецслужбы для подавления демонстраций, это все равно, что забивать гвозди микроскопом.

Единственное силовое ведомство, на которое власти могут опереться в своем противостоянии народной воле, это коррумпированные силы правопорядка. Власти, однако, не могут заставить милицию творить полный беспредел исходя из тех же причин, по которым они не могут заставить армию стрелять в народ. Следовательно, массовый, но подчеркнуто мирный протест, также выводит милицию из игры. Если в силу тех же самых причин, она не перейдет на сторону народа.

Поэтому алгоритм действий АВН будет следующий: агитация - сбор подписей - мирная революция (в случае отказа властей провести референдум) - референдум. Власти, совершившей серию незаконных поступков по противодействию волеизъявления граждан, не на кого будет опереться в своем противостоянии с народом. И она будет вынуждена пойти  на уступки, даже если последний не будет проявлять никаких признаков агрессивности.  Причиной этого будет постепенная потеря легитимности.

Нужно помнить, что власть проистекает от подчиненного, от его согласия подчиняться. Если народ демонстрирует отказ подчиняться и выходит на законную акцию мирного протеста, то это ставит под сомнение легитимность правительства. В такой ситуации у властей есть три варианта действий: удовлетворить требования, игнорировать или подавить выступления народа с помощью силовых структур. Игнорировать массовые выступления невозможно в силу того, что они парализуют экономическую и коммерческую деятельность в стране. Поэтому на правительство сразу начнется давление со стороны крупных корпораций, терпящих убытки и требующих у правительства нормализовать ситуацию, загнать рабочих и служащих обратно к станкам и компьютерам. Под этим давлением правительство старается задействовать силовые ведомства для подавления акций протеста, но силовики не могут начать разгон демонстраций, если мирные демонстранты не дают для этого повода, поскольку это противоречит присяге. Таким образом, правительство окажется в патовой ситуации. С одной стороны власть уходит из-под ног, потому что оно начинает терять авторитет в глазах сотрудников силовых ведомств, а с другой стороны на него оказывают давление экономические структуры, терпящие огромные убытки. Единственным выходом из сложившейся вилки является удовлетворение требований демонстрантов.

Ненасильственное сопротивление – это народное оружие, способов защиты против которого не выработано, в отличие от методов 25 октября 1917 года. Мысль о необходимости вооруженного противостояния до людей даже  не донести, потому что еще в начале агитации агитаторы будут арестованы за пропаганду экстремизма. Да и не боятся власти вооруженных выступлений, у них есть для этого МВД, ГБ, армия с танками, вертолетами и пр. Вооруженное противостояние как раз и будет на руку властям, потому что тогда они, с полным на то основанием, подключат армию и спецслужбы, которые разорвут "партизанские" отряды "как тузик грелку". Зачем нам повторение 1993 года? Зачем наступать снова на те же грабли? Нельзя грезить о вооруженных революциях, не те сейчас условия.

Армия может убивать гораздо быстрее и эффективнее. Зачем добиваться чего-то грубой силой, если можно поступить умно? Если настраиваться на героическую борьбу, то придется воевать с армией и МВД. Если же делать мирную революцию, то все силовые ведомства выводятся из игры. Сейчас не 1905 год, царя нет, современный солдат никогда не будет стрелять в простой народ, который ему не сопротивляется, потому что у него тогда ничего не остается за спиной. Тогда солдат служил царю и отечеству, а теперь у него осталось только отечество - это надо понимать. Поэтому солдат будет стрелять только в самом крайнем случае, а именно когда речь идет о непосредственной опасности для его жизни и жизни бойцов его подразделения. Если такой опасности не создавать, то армия и службы госбезопасности никогда не вмешаются в конфликт.

Вместо подготовки к вооруженному противостоянию надо готовиться к втыканию цветов в ОМОНовские щиты и эффективному избавлению своих рядов от агрессивно настроенных элементов и провокаторов, как это делалось в Киеве. Главная задача - это организация мирного выступление большого количества людей в течение достаточно длительного времени и эффективное исключение из процесса агрессивно настроенных элементов и провокаторов, которые будут стараться перевести это выступление в горячую форму. И тогда властьимущие окажутся лицом к лицу с народом. Они не выдержат такой ситуации долго и сломаются. Если мы ввяжемся в вооруженный конфликт - это будет однозначный проигрыш, даже несмотря на то, что   нашей вины в том не будет. Но мы делаем это не для очистки совести, хотя честно выполненный долг – великое дело. Мы затеваем это дело, чтобы добиться успеха.

Такой способ революционной борьбы был наиболее ярко продемонстрирован в Индии Махатмой Ганди в 30-х годах XX века, который с помощью политики несотрудничества и акций мирного сопротивления заставил встать на колени британских колонизаторов. Позже, в 50-х, его идеи взял на вооружение Мартин Лютер Кинг, который с помощью маршей протестов и бойкотов добился уничтожения расовых барьеров в США. Эти же идеи послужили основой «цветных» революций в Югославии в 2000 г., в Грузии в 2003 г. и в 2004 г. на Украине.

Оранжевое небо

В России по-разному относятся к целям и результатам «цветных» революций, считая их, в основном, продуктом западных политтехнологов, направленным на изменение политического строя в странах, которые Запад считает зоной своих интересов. Даже если это и так, то Запад – это не всесильное божество, и в отсутствии объективных предпосылок и мощного народного движения своих  целей он бы не достиг.  Он, как заурядный мошенник, пользуется чужими проблемами для решения своих собственных. Основная же польза «цветных» революций в  том, что они явили собой весьма эффективное народное оружие. И даже принимая во внимание возможное участие западных денег в организации этих революций, поставить под сомнение их действенность нельзя. Для вооруженных восстаний деньги, кстати, нужны тоже, причем в гораздо больших количествах.  Поэтому не обращать внимания на украинский опыт, значит проявлять политическую близорукость и легкомыслие. И этот опыт необходимо проанализировать, для чего желательно, хотя бы бегло, оценить ситуацию, сложившуюся на Украине к 2004 году. Более того, он полезен не только методом революционных действий, но и выводами.

К концу первого президентского срока Леонида Кучмы в 1998 году завершилось построение  «олигархически-клановой» системы. Украинская экономика после приватизационного передела первой половины 90-х оказалась на грани коллапса. Народ Украины перестал надеяться на помощь со стороны государства и стал учиться выживать вне его и даже вопреки, рассматривая коррумпированный государственный аппарат как неизбежное зло. По городам и весям прокатилась волна трудовой эмиграции, более 4 миллионов трудоспособных граждан покинули страну в поисках работы. Другой возможности прокормить семью для них не существовало. Однако, когда они возвращались с заработков, то находили еще большую неустроенность, еще большую коррупцию, их семьи распадались, а дети, оставленные на попечение престарелых родственников, росли полубеспризорниками, как сорная трава. Украина зашла в тупик.

Социальное напряжение взорвалось в 2000 году, в виде акции «Украина без Кучмы». Катализатором выступлений стал целый список политических скандалов, начиная с убийства оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе и заканчивая записями разговоров из кабинета Кучмы, сделанные майором Мельниченко. Акцию «Украина без Кучмы» можно смело назвать предтечей оранжевой революции. Хотя она потерпела поражение из-за отсутствия популярного лидера и, самое главное, плохой организации, что привело к столкновениям демонстрантов с силами правопорядка и арестам активистов, она стала настоящей кузницей революционных кадров.

Понадобилось три года для работы над ошибками и консолидации оппозиции. Ситуация, сложившаяся к президентским выборам 2004 года, напоминала плотно сплетенный клубок устремлений различных политических сил. Кучме нужно было обеспечить свой безопасный уход с должности президента. Политики, партии и кланы приготовились к схватке за новый порядок. Народ стремился изменить социальную ситуацию в стране к лучшему.

Кучма выступил с инициативой конституционной реформы, предполагающей переход к парламентско-президентской системе правления, что вполне укладывается в логику уходящего президента. Если нет уверенности, что официальный преемник сможет удержать власть и обеспечить надежный тыл, то есть смысл девальвировать саму должность и этим загнать страну в политический тупик. Реформа предполагала разделение властных полномочий приблизительно на три равные части между парламентом, премьер министром и президентом. Политической силы, способной самостоятельно получить абсолютное большинство на парламентских выборах, в Украине не просматривалось. Следовательно, кто бы не одержал победу на выборах Президента, он был бы вынужден в дальнейшем идти на компромисс со своим соперником.

Политические силы постепенно разбились на два лагеря, каждый из которых выдвинул своего кандидата на пост Президента. Проправительственные партии сформировали «бело-голубую коалицию» во главе с действующим премьер-министром Виктором Януковичем. Его коалиция пользовалась поддержкой крупных олигархов, владеющих тяжелой промышленностью юго-восточного региона страны. Навсегда останется загадкой, почему такая одиозная фигура как Янукович, с его двумя уголовными судимостями, неясным скачком в карьере от директора автобазы до губернатора Донецкой области и премьер-министра, а также явными связями с крупным олигархатом, была выбрана Кучмой в качестве преемника. Если Кучме этот выбор навязал мощный донецкий клан, рвущийся к власти, тогда его усилия по проталкиванию политической реформы становятся еще более понятными.

В состав «оранжевой коалиции» вступили оппозиционные режиму Кучмы партии: блок «Наша Украина» (НУ) во главе с Виктором Ющенко, блок Юлии Тимошенко (БЮТ) и Социалистическая Партия Украины (СПУ) во главе с Александром Морозом. Оранжевую коалицию поддержало много мелких олигархов, которые были заинтересованы в разрушении монополии на власть со стороны крупных собственников.

В борьбе за электорат Янукович оказался в очень непростой ситуации, поскольку он выступал преемником крайне непопулярного президента Кучмы. На идеологическом поле «бело-голубые» также не могли занять какой-либо сильной позиции. Когда рыльце по уши в олигархическом пуху, очень трудно говорить о демократии, тем более, что эту идеологическую нишу уже заняла партия Ющенко, и о социальной справедливости, когда  твой противник - партия социалистов, или, наконец, о борьбе с преступной властью, если ты являешься ее преемником, и если присутствует реальная оппозиция, лидером которой является Юлия Тимошенко, украинская Жанна д'Арк,  провоевавшая в окопах оппозиционной борьбы последние пять лет. Не стоит идеализировать оранжевую коалицию, ее рыльце также прорастало олигархическим пушком. Однако его качество все же было несколько иным. Олигарх - он и в Африке олигарх, думает только о личной выгоде и ему выгодно, чтобы покупательная способность населения была высокой там, где находится рынок сбыта его продукции. Оранжевую коалицию поддержали олигархи, контролирующие пищевую и легкую промышленность, рынок сбыта которой, в основном, находится внутри страны. Бело-голубую коалицию поддержали олигархи, контролирующие тяжелую промышленность, продукция которой, в основном, идет на экспорт, а, следовательно, население собственной страны выступает для них, как затратная статья в производстве, которую желательно минимизировать.

Януковичу пришлось создавать себе электорат по принципу «разделяй и властвуй», играя на раскол Украины. Кучма предоставил в пользу Януковича все государственные и лояльные его режиму СМИ. Телевизионные ролики, прославляющие кандидата от власти и очерняющие кандидата от оппозиции, замелькали с экранов, плакаты, буклеты, листовки посыпались дождем, а биг-борды росли, как грибы после дождя. Казалось все, о чем писал  Оруэлл в своем романе «1984», ожило 30 лет спустя. Особое внимание было уделено недобросовестной агитации против Ющенко, который в официальных СМИ представлялся как лидер украинских националистов, фашист, ярый украинизатор, агент американских спецслужб, а после отравления, которое обезобразило его лицо, даже как антихрист. Средства, вложенные в кампанию Януковича, не считая административного ресурса, в несколько раз превышали аналогичные затраты оппозиции. В ход пошли даже такие дешевые трюки как доплата к пенсиям как раз накануне выборов, и выдача одноразовых пакетов новорожденным. Янукович строил свою кампанию по указаниям, приглашенных из Москвы политтехнологов, во главе которых стоял Глеб Павловский, президент Фонда Эффективной Политики. Вот как оценивает деятельность Павловского и его известное заявление, о том что «революции на Украине надо было вовремя дать в морду» радикальными мерами со стороны властей, известный российский политолог Андрей Окара, специализирующийся по Украине:

 «Как я понял, контрреволюция по Павловскому - это танки, давящие оранжевые палатки на Крещатике вместе с их обитателями. Глеб Олегович сетует: мол, российские политтехнологи пришли на Украину с избирательными технологиями, а западные - с технологиями революции. Но, объективно оценивая его украинскую публичную и кулуарную деятельность, приходится соглашаться с теми, кто считает, что фактически на Украине Павловский занимался разжиганием гражданской войны, а никаким не предвыборным «пиаром». Попытка настроить друг против друга различные регионы, попытки разделить страну на три геокультурные зоны, из этой же серии и популизм о том, что почти весь украинский ВВП производится в Донбассе, Днепропетровске и Запорожье, а остальные регионы - «оранжевые» паразиты и бездельники. О сепаратизме я просто молчу…» [www.obkom.net.ua].

Деятельность Павловского оказалась вполне эффективной. Умело внедренные мифы постепенно сделали свою работу: Янукович стал восприниматься населением юго-востока не столько как позитивный кандидат, сколько как альтернативное зло – по принципу «плохие все и этот тоже сукин сын, но свой». Однако отлуп, который Павловский все же получил на Украине, поставил под сомнение его профпригодность как политтехнолога. Учитывая его колоссальное влияние на российские СМИ, становится ясным, почему украинские события в России редко освещаются адекватным образом. Созданный им миф об огромных средствах, вложенных американцами в кампанию Ющенко, является ничем иным как попыткой спасти свой имидж. Андрей Окара продолжает:

“Революцию, как и любовь, нельзя купить ни за какие деньги. У Януковича и его донецких «братьев» денег было намного больше. И что, это ему помогло? Деньги - это никак не причина революции. Это условие, но отнюдь не основное. Относительно западных «революционных технологов» - я лично их не видел и не уверен, были ли они. А если и были, то их профессиональная квалификация вызывает немало сомнений. Если бы эти интеллектуальные монстры руководили действиями оппозиции, ситуация разворачивалась бы примерно следующим образом. Захват (а не блокада) кабинета министров, ЦИКа и администрации президента, требование немедленно пересчитать результаты второго тура, после чего - молниеносное объявление Ющенко президентом и легитимизация такой «победы» путем ее признания со стороны ОБСЕ, ЕС, США и проч. И никакого переголосования, никакого «третьего» тура - как это было в Югославии и Грузии. Но «отцы» революции и ее «мать» Юлия Тимошенко действовали спонтанно и в целом нерешительно. Хотя на данный момент, думаю, именно их опыт может считаться наиболее передовым и востребованным в мире. Не исключено, что теперь в других странах будут опасаться (или наоборот - приглашать) не каких-то там западных «технологов революции», а украинских. Относительно денег. Я попытался исследовать - каков же бюджет этой самой «оранжевой революции»? Оказалось, в несколько раз меньше, чем это принято считать. Серьезную роль сыграли солидаристские настроения в обществе - среди состоятельных украинцев оказалось очень много желающих материально поддержать революцию.… Кроме того, содержание всех этих палаточных лагерей - смешные деньги по сравнению с гонорарами российских политтехнологов, работавших на Януковича”.

Политика - это грязное дело и если революции нельзя избежать, то многие начинают стараться ее возглавить и по возможности направить потенциал народного недовольства на свои цели. Поэтому эмиссары различных международных политических сил закопошились на Украине, как мухи возле банки меда. Американцы начали толкать Украину в НАТО, Польша и Литва вдруг размечтались о создании восточно-европейского лобби в ЕС, если туда войдет Украина. Брюссель потом осознал эту опасность и дал понять, что членства в ЕС Украине не видать как своих ушей. Правительство РФ играло на руку Януковича в обмен на его обещание присоединить Украину к ЕЭП. Во всем этом дерибане, социальные трудности, которые толкнули украинский народ на борьбу за свои права, начали занимать в публикациях как российских, так и западных СМИ третьестепенное значение. Однако те, кто стоял на Майдане, мерзли не за НАТО, не за ЕС, не против Москвы, а против бандитов у власти и за надежду на лучшее будущее для своих детей. 

Для нас сейчас представляет интерес работа штаба оранжевой коалиции, который успешно справился со своей задачей в условиях репрессий со стороны властей и информационной блокады. Самым ценным опытом, вынесенным из неудачи акции «Украина без Кучмы», был отказ от насилия в любой форме. На насильственные акции было наложено табу, поскольку «Насилие – это поражение». Штаб Ющенко агитировал граждан в меру своих сил становиться активистами и заниматься агитацией на персональном уровне. Если человек занимает активную позицию в каком-то вопросе, то возможности по манипуляции его сознанием сводятся к нулю. Поскольку проправительственные СМИ освещали события в пользу кандидата от власти, то им объявлялся тотальный бойкот. Широко, как средство агитации использовался Интернет. Помимо официальных веб-сайтов стихийно росло количество полупрофессиональных, а то и вовсе любительских страниц. Интернет создал условия для формирования сетевых структур активистов, которые на быстроизменяющемся поле информационной войны вели себя намного эффективнее, иерархически выстроенных, организаций противника. Небольшие по масштабам, но резонансные акции «прямого действия» приводили к прорыву информационной блокады со стороны официальных СМИ. В связи с этим можно вспомнить знаменитое «яичное покушение» на Виктора Януковича, во время которого он потерял сознание от брошенного в него куриного яйца. Это породило взрыв анекдотов и народного творчества. Появились мультфильмы и интернет-игры на "яичную" тематику.

Помня крылатое высказывание И.В. Сталина о том, что результат выборов определяют не те кто, голосует, а те, кто считает голоса, штаб Ющенко изначально готовился к предотвращению фальсификации выборов со стороны властей. Поэтому стратегия штаба Ющенко изначально состояла в мобилизации большого количества активистов,  способных в качестве наблюдателей противостоять фальсификации выборов на уровне избиркомов и подготовке к всеукраинскому страйку, в случае если власть попробует сфальсифицировать выборы на уровне ЦИК. В результате действующая власть столкнулась с хорошо организованной армией активистов, которые сильно затруднили возможность фальсификации на местах. Попытка властей сфальсифицировать выборы на уровне ЦИК привела к оранжевой революции и разбирательству в Конституционном Суде. Перед выборами в народ был брошен клич «Защити свой выбор!», который призывал  избирателей прийти к избирательным участкам к началу заседания комиссий, и не расходиться до тех пор, пока комиссия не подсчитает все голоса. Поэтому после голосования участки оказались в плотном кольце избирателей. Наблюдатели, находящиеся внутри, чувствовали себя в безопасности. Возле каждого избирательного участка возник маленький Майдан. В этом был глубокий смысл, поскольку люди, простоявшие вместе несколько часов, перезнакомились, пообщались, восстановили доверие друг к другу, сплотились. После этого поднять большой Майдан, было парой пустяков. Нужно заметить, что на украинском «майдан» означает не только центральную площадь, но и сборы общины, вече, и является синонимом прямой демократии.

Для того чтобы не повторился сценарий «Украины без Кучмы», когда демонстрация превратилась в неуправляемую толпу, были приняты специальные меры по недопущению провокаций и удержанию людей от агрессивных действий. Демонстранты были разделены на группы, каждая из которых либо избирала своего командира, либо таковой ей выделялся из числа активистов. Каждый командир отвечал за местоположение своей группы и выступал в качестве связного. Таким образом, штаб обладал оперативной информацией и мог направлять группы демонстрантов на различные ненасильственные акции вроде блокирования правительственных зданий. Также существовали специализированные службы, занимающиеся снабжением, установкой палаток, медицинским обслуживанием, ночным патрулированием палаточного городка. Поскольку демонстранты представляли собой не толпу, а некое подобие структурированного общества, там не мог возникнуть хаос, провокаторы и психологически неадекватные элементы своевременно выявлялись и изгонялись. Масштабность, продолжительность и организованность такой акции поражает воображение, поэтому у стороннего наблюдателя создается впечатление, что в организацию Майдана были вложены колоссальные средства  и это, несомненно, так. Только основным источником этих средств были рядовые киевляне, которые сдавали еду, лекарства и теплые вещи. Несомненно, присутствовали и частные пожертвования. Например, знаменитая тысяча пар валенок была куплена девушками из группы «Виа-гра». Палатки и полевые кухни были предоставлены из партийных средств оранжевой коалиции. Однако, основную тяжесть поддержки Майдана взяли на себя простые граждане, в первую очередь тем, что согласились поддержать всеукраинский страйк. Демонстрации происходили не только в Киеве, но и по всем областным центрам, и экономическая жизнь в стране была почти парализована. Хотя большинство предприятий остановили свою работу, директора не только не вычитали заработную плату, а зачастую сами в полном составе с коллективом выходили на демонстрацию. Особенно часто так поступали директора и владельцы средних и небольших предприятий, страдающие от произвола чиновников.

Штаб Януковича был не готов к такому повороту событий. Когда стало ясно, что армия и спецслужбы не станут вмешиваться, а милиция не пойдет на разгон демонстрантов, он начал свозить в Киев своих сторонников из Донецка с намерением создать альтернативный Майдан и спровоцировать беспорядки, чтобы милиция имела повод вмешаться. Шахтеры приказным порядком снимались с шахт и спецпоездами отправлялись в Киев, где их, голодных и замерзших, уже встречали оранжевые демонстранты. Однако встречали не с палками, а с горячим чаем и пирогами, и главное встречали с теплым сочувствием. Попытка властей создать беспорядки провалилась. Демонстранты скандировали «Милиция с народом!»,  «Восток и Запад вместе!». Возникло особое чувство причастности к истории, чувство единения нации, чувство служения Родине здесь и сейчас. Атмосфера праздника заполонила город, люди пели песни, девушки дарили цветы милиционерам, рисовали помадой сердечки на омоновских щитах -  те стояли и улыбались, а их начальство медленно шизело от бессилия, потому что ну как теперь такому бойцу отдать приказ на силовой разгон демонстрации?! Это невозможно, не будет он бить дубинкой девушку, которая ему принесла горячего чая, пока он мерз на посту.

Как было рассмотрено выше, такие массовые выступления ставят под сомнение легитимность действующей власти и принуждают ее соглашаться на компромисс. Тут компромиссом стало признание победы Ющенко в Конституционном Суде, в обмен на принятие парламентом конституционной реформы, которая позволяла Кучме спокойно уйти «сохранив лицо» и одновременно оставляла для бело-голубой коалиции возможность реванша на парламентских выборах, которые должны были состояться через год.

На этой позитивной ноте можно было бы закончить историю об оранжевой революции. Но слова, вынесенные в название этой главы, заставляют сделать набросок событий, которые произошли после революции и вывести из них мораль. А мораль такова, что огромный кредит доверия избирателей, который имела новая оранжевая власть, был бездарно ею растрачен. И это совсем не случайность, а закономерность, проистекающая из отсутствия механизма обеспечивающего ответственность народных избранников перед народом.

Первая бомба, тикающая внутри оранжевый коалиции, была связана все с той же политической реформой, которая предполагала усиление роли спикера парламента, на место которого претендовал лидер социалистов Мороз. После парламентских выборов 2006 года Мороз вышел из оранжевой коалиции и вошел в состав коалиции Януковича в обмен на пост спикера парламента. Такой поступок главы партии был расценен рядовыми социалистами как предательство и многие сожгли свои партбилеты. Мороз, однако, спокойно пережил шквал возмущений и не подал в отставку. Отозвать депутата из парламента практически невозможно, а мораль, как мы видим, имеет для них второстепенное значение. Второй бомбой, окончательно разорвавшей оранжевую коалицию на части, был конфликт между Юлией Тимошенко и соратником Ющенко Петром Порошенко. Оба претендовали на пост премьер-министра. Завязалась многоходовая интрига, которая больно ударила по имиджу оранжевой власти. Оба зачинщика конфликта были отправлены Ющенком в отставку, но восстановить единство оранжевой коалиции Ющенко так и не смог. Все это привело к тому, что хотя на выборах в парламент оранжевая коалиция суммарно набрала большее количество голосов, чем коалиция Януковича, оранжевые просто не смогли договориться о распределении министерских портфелей и сформировать парламентское большинство. А после перехода социалистов на сторону Януковича оранжевая коалиция перестала существовать, как единый субъект в политике. Янукович стал премьером от новой Антикризисной Коалиции, и спустя некоторое время продавил в парламенте «Закон о Кабинете Министров», который фактически превращал Президента в свадебного генерала без существенных властных полномочий. Недостающие голоса для конституционного большинства поступили от блока Юлии Тимошенко в обмен на принятие «Закона об оппозиции». Тимошенко, таким образом, сделала ставку на следующие парламентские выборы 2011 года и сдала Ющенко.

Небо Украины, прояснившееся оранжевым восходом, снова затянули серые тучи, а дорога под ее ногами превратилась в вязкое болото. Остается только сожалеть, что среди лозунгов, согревавших сердца простых демонстрантов Майдана надеждой на лучшее будущее: «Вместе нас много и нас не одолеть!», «Милиция с народом!», «Бандитам тюрьмы!», не было самого главного лозунга: «Ты избрал – тебе судить!». Сейчас на Украине ни одному политику веры нет, поэтому почва для закона АВН вспахана и готова. Это, кстати, дополнительная возможность задать вопрос Тюлькину и Губкину, как они гарантируют, что после реализации методов 25 октября 1917 года, они не поступят подобно украинским политикам? Тем, что они коммунисты и они за народ? Так мало ли кто что говорит, и кто как себя называет! У тех хотя бы люди не гибли, приводя их к власти, а нашим-то «неуловимым мстителям» вооруженное восстание надо, кровь человеческая нужна, чтобы оказаться у власти.

Путь и цель АВН исключают «затемнение» восхода народной воли. В случае использования АВН ненасильственных методов «цветных» революций проблем, связанных с разочарованием, не возникнет. Их не может возникнуть по определению, поскольку цель наших преобразований конкретна и ясна – поставить власть под контроль народа, а закон «О Суде Народа» никому обмануть не удастся! А вот в чьих интересах действуют те, кто призывает к насильственному свержению существующего строя, действуя под лозунгами 25 октября 1917 г., теми же организационно-тактическими методами – вопрос интересный. В лучшем случае, ни в чьих. Их неуслышанные призывы – это продукт их заблуждений. Но есть и худший случай.

В армии есть такая служба - на учениях "обозначать противника". И есть издевательский термин для бесполезных для дела офицеров, которые, однако, делают вид, что без них не обойтись - "службуобозначающие". Сегодня вся наша "оппозиция" обозначает в России "демократию". Не будь у нас "оппозиции", мы были бы просто банановой колонией под управлением фашистского компрадорского режима. Но поскольку у нас выходят "оппозиционные" газеты и разрешены тусовки с красными флагами, то у нас получается не фашистский режим, а целая демократия. А то, что эта "оппозиция" с режимом не борется, а только обозначает борьбу - так кто эти тонкости поймет?

Так вот,  не играет ли фанатичная решимость и совершенно нереальные программы отдельных товарищей на руку врагам коммунизма? Не работают ли они бесплатно этаким пугалом для российских обывателей, помогая режиму стращать обывателя: дескать, Зюганов - это цветочек, а вот придет Губкин и перестреляет всех тех, кого не посадит! Мы имеем дело с далеко не глупыми людьми в противниках, и в любом случае нелишне порой задуматься: а не используют ли они тебя помимо твоей воли? Не делаешь ли ты сам того, что им как раз и надо?

Вся желтая пресса, когда арестовали Губкина (так называемое дело РВС),  сообщила, что арестованы коммунистические террористы, и, при этом, ни на секунду не испытала страха, что "500 тысяч коммунистов" воодушевятся его примером и, опечаленные судьбой России, бросятся с оружием в руках свергать ненавистный режим. И раз они об этом пишут, то не на пользу ли им это? И раз они и их "оппозиционные" прихлебатели молчат о целях АВН, то значит, мы делаем то, что им во вред.

Референдум – это метод!

Можно сколько угодно издеваться над надеждами АВН на организацию референдума. Только у тех, кто считается властью в России, у тех, кто пишет и утверждает ее законы, к референдуму другое отношение. Они прекрасно понимают, что, если инициатива референдума будет исходить не из Кремля,  то события могут принять нежелательный для них оборот. Запретить референдум нельзя до тех пор, пока Россия, хотя бы формально является демократическим государством. Но инициативу референдума можно усложнить до полной невозможности его проведения. Что и было сделано в 2004 году, когда Государственная Дума приняла федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации» № 5 – ФКЗ от 28.06.04.

Количество статей в новом законе по сравнению с законом № 2 – ФКЗ от 10.10.95, ранее регулировавшим вопросы проведения референдума, увеличилось вдвое, то есть он стал основательнее. В чем же эта основательность проявилась? Чем отличается закон 2004 года от закона 1995 года?

1. Увеличилось число тем вопросов, которые не могут выноситься на всенародное обсуждение с 6 до 9. Кто-то продолжает указывать народу как «единственному источнику власти», что ему можно обсуждать, а что нельзя.

2. Расширился список обстоятельств, исключающих проведение референдума. Раньше его нельзя было проводить только в условиях военного или чрезвычайного положения, а также в течение 3-х месяцев после отмены чрезвычайного положения. В новой редакции референдум также не проводится в последний год  полномочий Президента, государственной думы, а также избирательной кампании, действующей на всей территории РФ. Видимо, деятельность этих лиц в указанные периоды приравнивается по своим последствиям для страны к чрезвычайному положению.

3. Ранее инициатива референдума могла принадлежать 2 000 000 человек, при условии, что на территории одного субъекта РФ проживает не более 10 % из них. То есть, для назначения референдума достаточно было охватить  регионов.

По новой редакции закона для назначения референдума необходимо, чтобы из 2 000 000, высказавшихся за  проведение референдума, на территории одного субъекта проживало не более 50 000 из них, или регионов.

4. По «старому» закону группа граждан в количестве не менее 100 человек образует инициативную группу для сбора подписей и обращается в избирком субъекта РФ, на территории которого проживает большинство членов группы.

По «новому» закону инициативная группа должна состоять из региональных подгрупп, создаваемых более чем в половине субъектов РФ (т.е., минимум в 45). В каждую региональную подгруппу должны входить не менее 100 человек, проживающих на территории данного субъекта РФ. То есть, необходимая численность инициативной группы увеличилась в  раз!

5. По «старому» закону избирком субъекта РФ в течение 15 дней устанавливает соответствие ходатайства и приложенных документов требованиям закона и принимает решение о регистрации группы (или об отказе в регистрации), после чего уведомляет ЦИК и избиркомы субъектов РФ, в которых планируется сбор подписей.

По «новому» закону избирком субъекта РФ, получив ходатайство, незамедлительно уведомляет ЦИК о вопросе референдума. ЦИК в течение 10 дней проверяет соответствие вопроса требованиям закона, а избиркомы субъектов проверяют документы региональных подгрупп.

После того, как избиркомы субъектов зарегистрируют региональные подгруппы, то их уполномоченные вправе (!) принять решение обратиться в ЦИК с ходатайством о регистрации инициативной группы. И ЦИК снова начинает проверять соответствие формулировки вопроса референдума (как будто она изменилась после того, как ее 45 раз уже проверили!), и в течение 10 дней со дня поступления ходатайства принимает решение о регистрации инициативной группы.

Следует отметить, что «новый» закон требует от инициаторов референдума кучу разных документов, которые «старым» законом не предусматривались – протокол собрания уполномоченных представителей региональных подгрупп, протокол регистрации уполномоченных представителей при  проведении общего собрания, списки уполномоченных по проведению референдума и уполномоченных по финансовым вопросам, нотариально заверенные доверенности на уполномоченных.

6. По «старому» закону с момента получения регистрационного свидетельства в течение 3-х месяцев (90 дней) инициативная группа начинает собирать подписи.

По «новому» закону сроки сбора подписей сокращены в 2 раза – до 45 дней!

По «старому» закону исключительное право сбора подписей (читай - обязанность) не оговаривается. Не оговаривается и исключительность территорий их сбора.

По «новому» закону собирать подписи могут исключительно только члены инициативной группы, входящие в региональные подгруппы и только на территории тех субъектов, где региональные подгруппы зарегистрированы.

7. По «старому» закону максимальное количество собранных подписей не оговаривается. Процент недостоверных подписей тоже не оговаривается. Количество достоверных подписей должно быть не менее 2 000 000. ЦИК в течение 15 дней с момента последнего поступления подписных листов проверяет их и направляет со своим заключением Президенту.

По «новому» закону общее количество подписей не должно превышать необходимое количество более чем на 5%. Или составлять 2 100 000. ЦИК для проверки достоверности подписей отводится уже 30 дней (для сбора - 45 с учетом того, что их надо сброшюровать и проверить, а для проверки – 30!!!).

Более того, если в «старом» законе порядок проверки достоверности подписей не оговаривался, то в «новом», законодатель, опасаясь подделки подписей, привлекает к их проверке экспертов из различных ведомств – органов МВД, юстиции, военкоматов, организаций, осуществляющих учет населения и пр.

Срок сбора подписей сокращен в 2 раза, время на их проверку увеличено тоже в 2 раза! Закон писался для того, чтобы народ мог реализовать свое конституционное право, или чтобы ЦИК не переработала?

8. Президент отправляет запрос в Конституционный Суд, который должен выполнить функции, не предусмотренные для него Конституцией – проверить соответствие инициативы референдума Конституции.

По «старому» закону КС обязан был в течение месяца направить свое решение Президенту.

По «новому» закону КС сроками не ограничен! Случайно? Или ему оставляется возможность затянуть дело?

9. Агитация по вопросам референдума.

По «старому» закону граждане РФ, общественные объединения вправе вести агитацию в любых допускаемых законом формах законными методами. Как «за», так и «против» проведения референдума; «за» или «против» участия в нем; «за» или «против» вопроса, выносимого на обсуждение. Законом № 2 – ФКЗ от 10.10.95 предусмотрено только в каких учреждениях нельзя проводить агитацию, а также требования к выходной информации агитационных материалов.

По «новому» закону агитацией могут заниматься только члены инициативной агитационной группы, в которую не могут входить члены инициативной группы по проведению референдума! Инициативная агитационная группа должна состоять не менее чем из 500 человек, которые обязаны провести собрание и принять решение о создании группы, в срок не позднее чем через 20 дней со дня официального опубликования решения о назначении референдума. После чего зарегистрировать группу в ЦИК, для чего приложить:

·  Протокол собрания участников, образовавших агитационную группу;

·  Протокол регистрации участников собрания, образовавших агитационную группу;

·  Заявление о регистрации;

·  Список членов группы с паспортными данными;

·  Список уполномоченных представителей агитационной группы  с указанием сведений о них

·  Нотариально удостоверенные  доверенности, оформленные на полномочных представителей по финансовым вопросам. Да плюс к этому заявления указанных лиц, что они согласны быть представителями по финансовым вопросам!

10. О фондах референдума.

В редакции «старого» закона создание  фондов референдума не оговаривается.

«Новый» закон обязывает  инициативные группы по проведению референдума и агитационную группу создать собственные фонды. Средства этих фондов имеют только целевое назначения. Иные средства для оплаты организационно-технических мероприятий по сбору подписей и проведения агитации использовать запрещено.

Предельная сумма всех расходов из средств фонда не может превышать 250 млн рублей (индексируется ежегодно с учетом уровня инфляции)

Формируется фонд из средств членов инициативной группы, но доля каждого члена инициативной группы не может превышать 1% от предельной суммы всех расходов из средств фонда.

Добровольные пожертвования политических партий не должны превышать для каждой партии 50% от предельной суммы всех расходов из фонда референдума.

Добровольные пожертвования граждан и юридических лиц для каждого гражданина и юридического лица не должны превышать 1 и 7% от предельной суммы всех расходов из фонда референдума соответственно.

При тщательном ознакомлении и сравнении редакций законов на память приходит фраза из старой юморески: «Значит, я имею право? – Имеете! – Значит, я могу… - Не можете!»

ФКЗ № 5 от 28.06.04 настолько формализовал инициативу проведения референдума, что сделал ее практически невозможной. Для нее требуется высочайшая организованность граждан. Или инициатива федеральных властей. Они многое могут.

АВН условия высокой степени организованности не смущают. Мы и не предполагали создавать пионерский отряд для  военно-спортивной игры. Но эти требования наталкивают на вопрос, в связи с чем они возникли? Да, мы уверены, что законодатель обеспокоен попытками различных нехороших людей вынести на всенародное обсуждение пустяковые вопросы. Мы уверены, что законодатель решил поставить заслон этим недалеким людям, чтобы не тратить деньги налогоплательщиков на игры взрослых дядей.

Но мы не можем припомнить ни одного референдума, проведенного в РФ в целом в период между 10.10.95 и 28.06.04. Что же произошло за эти 8,5 лет? Откуда у законодателя появился такой колоссальный опыт по организации референдумов?

Ответ на это вопрос может быть только один. Именно такой, который отрицают все леворадикалы. Официальная власть в России всерьез озадачена тем, что при инициативе референдума со стороны граждан, события могут принять нежелательный для власти характер. Отменить возможность проведения референдума власть не может. А вот формализовать требования к нему в ее силах. И опасается она именно инициативы АВН, потому что вопрос АВН нравственно и  юридически безупречен, и противопоставить ему нечего. Отсюда и усложнение процедуры инициативы референдума для граждан и одновременное ее упрощение для ЦИК. Потому что референдум – это лазейка в колониальных законах, это законный путь, который можно и нужно пройти до конца!

А как же референдум, инициированный КПРФ? Они же все сделали правильно, но им все равно не дали его провести?! О референдуме КПРФ отдельно.

Им сказали «нет» “с какой-то болью”

Идея референдума по основным вопросам, с помощью которых оппозиция надеется изменить курс реформ, проводимых в стране, уже давно обсуждался и в КПРФ, и в Родине, и в организации С.Глазьева “За достойную жизнь”.

Красноярская региональная подгруппа инициативной группы движения «За достойную жизнь» в апреле 2005 года представила в крайизбирком 12 планируемых для референдума вопросов. ЦИК обсудила их и по 11 из них вынесла отрицательный вердикт (см. «Коммерсантъ», 8.04.05, “Нам приходиться сказать ‘нет’ с какой-то болью”).

Как пишет «Коммерсантъ», обобщая мнение членов ЦИКи:

“Социальные вопросы эксперты сочли не соответствующими закону, поскольку повышение выплат «повлечет изменение внутренних финансовых обязательств РФ» и «изменение расходной части бюджета». Еще несколько вопросов «не исключают множественности толкования и неопределенности правовых последствий». А вопросы об отзыве президента и депутатов ЦИК счел противоречащими Конституции”.

С вопросами, предложенными движением “За достойную жизнь” можно ознакомиться в Интернете на сайте С.Глазьева.

При анализе вопросов, даже на первый взгляд непрофессионала, вердикт ЦИК вполне можно было предсказать заранее. Остается только краснеть за юристов движения С.Глазьева,  которые допустили такие очевидные просчеты при формулировке вопросов.

Но, возможно, сделали они это не случайно, а потому, что у них не было иного выхода. Наша оппозиция давно не отличается наличием идей, отличающихся от банальных требований перераспределения денежных потоков и ресурсов государства в пользу бедствующего большинства народа. Очевидно, что власть, меняя Закон о референдуме, предусмотрела эти неуклюжие требования оппозиции и заранее блокировала их, причем это было сделано еще в предыдущей версии Закона о референдуме, действовавшего до 30.06.2004 года. Большинство возражений ЦИК основывалось на том факте, что законом о референдуме запрещено  вынесение на референдум вопросов о принятии и об изменении федерального бюджета; исполнении и изменении внутренних финансовых обязательств Российской Федерации;  о введении, об изменении и отмене федеральных налогов и сборов, а также об освобождении от их уплаты.

К сожалению, «лучшие» умы оппозиции не смогли и не смогут придумать таких вопросов, которые не подпадали бы под эти пункты, до тех пор, пока вся “смена курса”, за которую они ратуют сводится к требованию в очередной раз все отнять (вариант – вернуть народу) и поделить.  Даже беглый взгляд на вопросы показывает, что все требования о величине прожиточного минимума, пенсии и минимальной зарплаты, размерах оплаты жилья и коммунальных услуг и о восстановлении «дореформенных сбережений граждан” неизбежно приведут к изменению федерального бюджета, что противоречит ст.6.5.6 Закона о референдуме.

Не лучше обстоит дело и с вопросами о праве на бесплатное высшее образование, прогрессивном налоге на сверхдоходы, о государственной собственности на природные ресурсы. Они неизбежно подпадают под ст.6.5.7, запрещающую через референдум менять систему федерального налогообложения, а также и под ст.6.5.6, запрещающую “изменение внутренних финансовых обязательств Российской Федерации”. Кроме того, вопрос, требующий обеспечения права на бесплатное высшее образование, имеет неопределенные правовые последствия, поскольку такое право есть и сейчас – министр Фурсенко, к примеру, объявляет, что на каждые 100 тыс. населения законом предусмотрено 170 бесплатных бюджетных мест в вузах. По мнению авторов вопросов квоту мест, видимо, надо поднять до 100 тыс. на 100 тыс. населения – именно так можно понять требования вопроса 6.

Вопрос, требующий исключительно государственной собственности на землю, противоречит ст.9.2. Конституции, согласно которой  “Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности”, а, следовательно, согласно ст.6.6 Закона о референдуме, и вопрос о земле в указанной формулировке не может быть вынесен на референдум, как противоречащий Конституции. Другое дело, если бы на референдум был вынесен вопрос об изменении соответствующей статьи Конституции.

Еще хуже обстоит дело с вопросом 9б) – поскольку государственная собственность на землю в РФ не уничтожалась, то нет причин ее и восстанавливать – вопрос просто бессмысленен, или, вернее, двусмыслен. Мы-то понимаем, что хотели сказать члены движения “За достойную жизнь”, но вот поймет ли законодатель, когда от него потребуют выполнения этого требования народа?

Вопросы 11 (отставка Президента и правительства в случае ухудшения жизни народа),12 (право на отзыв депутатов) противоречат ст.6.5.2, 6.5.3 Закона о референдуме, запрещающего выносить на референдум вопросы, касающиеся досрочной отставки высших должностных лиц.

Более-менее безупречными на первый взгляд являются вопросы 10 (Восстановление отсрочек от призыва),13 (Об избрании губернаторов),14 (Об избрании не менее половины депутатов по одномандатным округам), но каждый может представить себе, какое незначительно влияние на жизнь страны оказало бы даже  положительное решение этих вопросов.

Однако, вопросы для референдума, подготовленные движением “За достойную жизнь” и уже отвергнутые ЦИКой – только первая ласточка. КПРФ, НБП, Родина и, частично, Яблоко подготовили еще один список (из 17) вопросов, которые были приняты Московской городской региональной подгруппой Инициативной группы по проведению референдума Российской Федерации (http://www.kprf.ru/news/pr/32611.html). К сожалению, с ними и перспективой их утверждения ЦИКой дело обстоит совершенно аналогичным образом.

Из 17 вопросов, которые здесь не приводятся для экономии места ту или иную перспективу для утверждения имеют только четыре вопроса (8,14,15,16) – причем без решения остальных вопросов они имеют чисто техническое значение. Действительно, какое влияние на судьбы страны окажет восстановление отсрочек от призыва, действовавших по состоянию на 1.01.2005 года? Ведь они действовали 10 лет и никак не повлияли на курс реформ, которыми нас ведут в “рыночную экономику”.

Другое дело вопрос 17, которого не было в списке вопросов движения “За достойную жизнь”, требующий изменения Закона о референдуме, ограничивающего собственно право народа на референдум по любым вопросам. Этот вопрос действительно важнейший, его решение откроет путь и для решения остальных вопросов. Но даже если ЦИК пропустит только этот вопрос,  в лучшем случае оппозиции придется проводить два референдума – сначала по вопросу изменения Закона о референдуме, а потом уже – по остальным вопросам, из которых главными являются вопросы об ответственности власти. Это вопросы 12,13 из списка вопросов объединенной оппозиции, представляющие попытку смягченной формулировки идеи ответственности власти, пропагандой которой занимается АВН.

Попытки АВН вступить в дискуссию с оппозицией для обсуждения идеи ответственности власти обычно приводят к тому, что оппозиционные деятели отказываются обсуждать вопрос о наказании Президента и депутатов лишением свободы по решению народа, а предлагают ограничиться отставкой или отзывом, зато в любое время и по решению тех, кто депутата избирал. С другой стороны, они соглашаются, что ответственность власти вряд ли может быть установлена по закону, принятому Думой, а только в результате всенародного волеизъявления на референдуме. И, несмотря на очевидные возражения АВН о том, что в смягченной формулировке идея ответственности будет выхолощена, и КПРФ, и Родина, и НБП, и движение “За достойную жизнь” включают эту идею в свои перечни вопросов для референдума именно в такой формулировке. Результат был, есть и будет ожидаемым – отказ ЦИК.

И мотив этого отказа совершенно очевиден даже для человека, не являющегося по образованию юристом. Подпункты 2, 3, 5 пункта статьи 5.6 Закона о референдуме запрещают выносить на референдум вопросы, касающиеся «досрочного»  прекращения полномочий выборных лиц, или лиц, занимающих государственные должности. А предложение об отзыве или отставке президента и депутатов за ухудшение жизни народа – ничто иное, как предложение об их «досрочной» отставке или отзыве. И эту лазейку для интеллектуально недалекой оппозиции правящий режим закрыл.

А почему оппозиция раз за разом натыкается на грабли,  заботливо расставленные властью в самых предсказуемых местах? Да потому что не понимает сути предлагаемой АВН идеи об ответственности власти. Действительно, досрочная отставка, требование которой сформулировано в вопросе 12 или отзыв из вопроса 13 – ничто иное, как определенная форма «наказания» Президента и депутатов за ненадлежащее выполнение своих обязанностей. А АВН уже давно пришла к выводу, что единственно действенным наказанием в современных условиях может быть только лишение  свободы – единственное, что пока еще представляет определенную опасность для наших депутатов, для которых отставка или отзыв – проблема совершенно пустяковая. И формулировка идеи ответственности власти, пропагандируемая АВН, неуязвима для действующего “Закона о референдуме” – ведь наказание-то, которое предусмотрено для Президента и депутатов в случае ухудшения жизни народа, не связано с «досрочной» отставкой или отзывом. Точно также невозможно применить к идее АВН и ст.6.8.

Поэтому, чтобы блокировать нашу идею, власти придется исправить закон о референдуме еще не раз. И вот тогда-то потребуются смелые и решительные люди, чтобы не допустить этого произвола. А чтобы этих людей было много, и, быть может, вмешательство их не потребовалось – необходимо, чтобы идея АВН проникла в массы, стала очевидной и само собой разумеющейся для каждого гражданина России. Тогда и ЦИКа сотоварищи ничего не сможет с ней поделать. Идея, овладевшая массами, становится материальной силой, противостоять которой не может ни государство, ни его чиновники.

Что же предприняла КПРФ при вопиющих, но ожидаемых и обоснованных действиях «антинародного» режима? Обратила свой взгляд в сторону закона «О суде народа», оценив непротиворечивость и законченность его формулировок, и, главное, их соответствие «антинародным» законам? Как бы не так! Она продолжила заниматься тем, чем занималась все предшествующее время. Обозначением «борьбы с  антинародным режимом».

Получив отказ ЦИКи, КПРФ инициировала так называемый народный референдум, в ходе которого собрала более  4 млн подписей в поддержку отвергнутых ЦИК вопросов. Можно, конечно, считать, что в КПРФ работают настолько тупые юристы, что в первый раз не смогли понять закон о референдуме, подготовив заранее отвергаемые вопросы, а во второй - не разъяснили профессиональным функционерам КПРФ, что народный референдум – это не более, чем трата времени и сотрясание воздуха, так как никакой юридической силой его результаты не обладают, и никаких последствий ни для кого он иметь не будет. Но КПРФ не может отрицать, что она не знакома с текстом закона АВН. Практически все бойцы АВН и в Москве, и в регионах с самого начала своей деятельности в поисках соратников обращались к КПРФ как к более-менее значимой оппозиционной силе, чтобы ознакомить ее со своей идеей, и попытаться найти среди них соратников. А «Дуэль», регулярно печатающую текст закона и его обсуждение, распространять в здании Государственной Думы запретил, со слов главного редактора газеты Ю.Мухина, никто иной, как спикер ГД прошлого созыва Селезнев, бывший тогда еще членом КПРФ.

Члены КПРФ на местах, когда бойцы АВН указывали им  на очевидную пользу закона «О суде народа», не имея возможности возражать бойцам, начинали их убеждать в том, что закон полезный, но нынешний «антинародный»  режим  его никогда не примет, что сперва надо проголосовать за КПРФ, которая потом его примет большинством голосов. Тратить силы на попытки принятия юридически обоснованного закона АВН КПРФ, значит, не считала нужным, а заниматься организацией референдума по заранее проигрышным вопросам, и, тем более, проведением пустякового «народного» референдума лишним не считала.

Смысл народного референдума был не в юридических последствиях, говорят функционеры КПРФ, а в агитации и пропаганде. Ничего подобного! КПРФ в очередной раз обманула людей, поставивших подписи в поддержку их вопросов. Ведь люди-то считали, что их голос будет гд%E

 

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите числа и буквы (с учетом регистра), изображенные на картинке
Картинка
Введите символы, которые показаны на картинке.