Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на важные новости ЗОВ в Twitter Подпишись на важные новости ЗОВ в ЖЖ Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

Из Конституции

Россия относится к числу демократических государств, а это значит, что народ является в стране хозяином – сувереном. Работники государственных органов – исполнительных, законодательных, судебных – нанятые на службу вассалы. Обычно это всем понятно и всеми декларируется, но в жизни быстро забывается, и хозяином государства чувствует  себя государственная бюрократия, а к народу у нее такое отношение, как будто она его едва терпит, да и то только потому, что тот платит налоги. Как считает, например, глава администрации Президента, экс-губернатор Тюменской области, профессиональный чиновник Сергей Собянин:

«Если мы постоянно вырабатываем у человека такое требовательное отношение к го­сударству и внушаем, что ему государство обязано, мы воспитаем этим некую инфантильность. Люди же живут не при коммунизме, не при социализме, и госу­дарство им уже ничего не обязано (выделено авт.). Оно обязано дать тот социальный минимум, который на сегодняшний день прописан законом. Все остальное человек должен сам зарабатывать: строить жилье, стро­ить свою жизнь. А мы ему внушаем, что да, государство такое-сякое, оно тебе все обязано. Это очень опасно»... [«Эксперт – Урал», 21- 27 ноября 2005, №44 (214)].

Собянин выступает как типичный представитель своего класса – коллективного собственника и распорядителя общественного продукта. С их точки зрения, ничего зазорного в обособлении государства от граждан нет – мы сами по себе, вы сами по себе. 

Но верховной властью в России обладает только народ, и обязаны ли ему чиновники или нет, решать тоже будет народ. Статьи 1 и 3  Конституции сообщают об этом: 

Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону.

Дело в том, что современная Конституция составлена таким языком, что употребляемые в ней термины допускают неоднозначное толкование, что и является поводом для неадекватных заявлений чиновников. Причиной этому, отчасти, использование иноязычных слов. Что значит «демократическое»? Казалось бы, чего проще перевести его как народовластие, и в таком смысле и понимать. И делать из этого однозначные выводы. Но даже в словарях нет единого мнения. Вот как объяснял этот термин советский «Краткий словарь иностранных слов» [М., «Русский язык», 1979]:

Демократия  [греч. dēmos народ + kratos власть]. 1. Народовластие, политический строй, при котором верховная власть принадлежит народу (выделено авт.)

Современные словари выражаются менее определенно. «Новейший словарь иностранных слов и выражений» [Минск, «Современная литература», 2005] уже не так категоричен:

Д. – форма государственного устройства общества, основанная  на признании народа в качестве источника власти.

И дальше в словаре перечисляются признаки демократии – гарантии частной собственности и свободного предпринимательства, равноправие граждан, защищенность их прав и свобод, верховенство закона, разделение властей, выборность главы государства и представительных органов, защищенность интересов меньшинства  и т.д. 

В.И. Ленин в «Государстве и революции» различал демократию капиталистического общества, «демократию для ничтожного меньшинства, демократию для богатых» и «демократию для гигантского большинства народа, с исключением из нее угнетателей народа». А после построения коммунистического общества, когда не будет государства (аппарата подавления) демократия начнет отмирать, так как не будет необходимости в принуждении. То есть, тогдашнее понимание  демократии не соответствовало дословному переводу. Не власть народа, а власть большинства народа. А это две большие разницы, между прочим. Большинство народа – это не весь народ, и признание превосходства за большинством – это признание его способностей навязать свое мнение всем остальным.

Современное определение демократии включает в себя как минимум наличие свободных, конкурентных и определяющих политический курс выборов, результат которых не является предопределенным. Сейчас в России идут  споры, какая у нас демократия – суверенная или управляемая? Какая из них лучше? Но ведь сама по себе демократия как политический институт никому не интересна. Главное – это то, что стоит за терминами с точки зрения  благосостояния граждан, качества их жизни. И исследователи,  сравнивая особенности и признаки «демократий» приходят к парадоксальным выводам. Оказывается, что недемократические по принятой классификации режимы зачастую обеспечивали более высокий рост благосостояния. Хорошо это или плохо? Живут не бедно, но свободы секс-меньшинств нет!

Все дело в том, что народы и государства существуют в различных условиях, и поэтому к жизни оказываются востребованными адекватные условиям формы организации государства. И та форма, которая в конкретных условиях обеспечивают наибольшую эффективность для общества, та и есть наиболее демократичная, независимо от ее внешних признаков. И если для защиты интересов народа в лихую годину вражеского нашествия необходимо подчиниться единой централизованной власти, отменить гражданские свободы, усилить повинности, то именно это будет наиболее демократичной формой правления. Потому что позволит спасти весь народ от истребления. А свобода слова в виде обсуждения в СМИ правильности указов о мобилизации и т.п. будет способствовать неизбежному поражению. При соблюдении всех признаков демократии она будет способствовать гибели или порабощению народа. И, напротив, в отсутствие внешних и внутренних угроз, наиболее демократичной будет такая организация публичной власти, которая позволит народу реализовать свой потенциал, не сковывая его ненужными регламентами. Более подробно такой взгляд на демократию разобран в части III «Ты избрал – тебе судить!», главе 13 «Полоса препятствий»)

Демократия - это власть народа. И возникает эта власть не тогда, когда избранные народом на всеобщих выборах начальники помыкают и заставляют служить народ лично себе, а когда все начальники независимо от того, как они попали на должность, выбраны они или нет, подчиняются интересам народа! Главное не правила назначения  начальников, а их подчиненность народу. Но определять, служат ли они народу, должен только народ. И для диктаторов, и для депутатов. И ничего парадоксального в этом нет. В отсутствии такого контроля (разработке которого и посвящена эта книга) и диктаторы и депутаты незамедлительно усядутся на шею народу.

Примерно такая же картина с конституционным определением народа как источника власти. Вместо понятной фразы «власть в России принадлежит народу» в Конституции используется двусмысленная конструкция «источником власти является народ». Такая формулировка ст. 3 позволяет разным умникам утверждать, что быть источником власти и иметь власть – это не одно и тоже. По аналогии  с электричеством, источником которого является река, а принадлежит оно Чубайсу. Спорить о том, принадлежит ли власть народу при такой формулировке ст. 3 Конституции можно долго. Так же как и о демократии. Но все же ст. 3 продолжается словами «народ осуществляет свою власть…», то есть местоимение «свою» подчеркивает, что народ является не только источником власти, но она еще и принадлежит ему. И кроме этого, в п.4 той же статьи уточняется, что «никто не может присваивать власть в Российской Федерации», т.е., народ - и источник власти, и ее распорядитель.

Создается впечатление, что Конституция либо умышленно писалась языком, допускающим двусмысленные толкования, либо ее писали идиоты, не умеющие понятным языком объяснить понятные вещи. Для сравнения приведем аналогичные выдержки из Конституций царской России и СССР:

1. Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная Власть. Повиноваться власти Его не только за страх, но и за совесть Сам Бог повелевает. (Конституция царской России, 23.04.1906)

2. Россия   объявляется   Республикой    Советов    рабочих, солдатских  и  крестьянских  депутатов.  Вся власть в центре и на местах принадлежит этим Советам. (Конституция РСФСР. Принята V Всероссийским съездом Советов в заседании от 10 июля 1918 года

3. Вся власть в СССР  принадлежит трудящимся города и деревни в лице Советов депутатов трудящихся. (Конституция СССР. Утверждена Чрезвычайным VIII съездом Советов Союза ССР 5 декабря 1936 года)

4. Вся власть в ССР принадлежит народу. Народ осуществляет государственную власть через Советы народных депутатов (Конституция СССР. Принята 7 октября 1977 года).

Весь этот лингвистический и смысловой анализ необходимо сделать для того, чтобы ответить на самый важный вопрос: есть ли у народа России законная возможность заставить государство служить себе?

Что значит «власть» вообще, и что значит – «власть принадлежит народу»? Если власть принадлежит народу, то кому она не принадлежит? Над кем народ имеет власть?

Власть, как и многие слова в языке имеет несколько значений

«Власть – это право и возможность распорядиться кем-нибудь или чем-нибудь, а также подчинять своей воле. Это возможность или способность воздействия на жизнедеятельность, поведение людей и коллективов с помощью каких-либо средств: авторитета, воли, права, насилия…

Государственная власть – это политическое руководство обществом, осуществляемое при помощи органов государства и других государственных учреждений в интересах либо народа, либо классов, либо социальных групп». [Толковый словарь русского языка, под. ред. Ожегова С.И., Шведовой Н.Ю.,М.,1992].

Очевидно, что формулировка ст. 3 Конституции о народе как источнике власти подразумевает под собой, во-первых, право и возможность распоряжаться и воздействовать на кого-либо. А, во-вторых, это воздействие должно распространяться и на государственную власть в виде ее учреждений, которые должны действовать в интересах народа.   

Таким образом, не смотря на трудности либеральных аналитиков и ученых с термином «демократия», а также двусмысленные формулировки Конституции, тем не менее, власть в государстве Российская Федерация принадлежит народу. Также в ней прописаны способы проявления этой власти. Однозначно можно утверждать, что народ России в соответствии с основным законом государства может требовать от государства службы себе, может преобразовывать его таким образом, чтобы обеспечить решение необходимых народу задач. И государство и обязано и должно народу, что при этом бы ни думали его чиновники!

Наши павшие как часовые

Следует отметить, что положение о том, что народ России является единственным источником  власти – это фундаментальное положение и записано оно в первой главе конституции, имеющей название «ОСНОВЫ конституционного строя». Почему на это необходимо обратить внимание? По той простой причине, чтобы не перепутать с правами человека и гражданина, которые хоть и должны охраняться государством, но, тем не менее, в силу необходимости могут быть ограничены:

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. (ст. 55 Конституции РФ).

Народ России, приняв Конституцию, гарантировал каждому гражданину определенные права, охранять которые поставил государство. Но нигде не сказано, что народу кто-то гарантировал право быть единственным источником власти, которое к тому же может быть кем-то ограничено. И это правильно, потому что это не право, это естественное состояние народа, «соединенного общей судьбой на своей земле». Права и обязанности – это предмет договора сторон. Но «мы, народ» ни с кем не договаривались, создавая свое государство. «Мы, народ» завоевали это право своей тысячелетней историей, и заставили мировое сообщество признать его за нами. Это постулат. Изменить это положение может только история. К примеру, мы окажемся ленивыми и слабовольными, и сойдем с исторической арены, как это произошло со многими некогда великими народами. Тогда, может быть,  более сильные и удачливые соседи, установившие контроль над нами и нашей территорией, благодушно разрешат нам на ней жить и гарантируют право беспрепятственно по ней передвигаться.

Разумеется, эти статьи Конституции формальны и декларативны.  Их еще надо сделать работающими. Но юридически мы, народ России, вправе потребовать, чтобы государство «Российская Федерация» служило не отдельным группам лиц или классам, а только нам, народу России. Конституция и законы не допускают скрытого толкования. Народ должен пользоваться особым инструментом – государством в своих целях!

 

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите числа и буквы (с учетом регистра), изображенные на картинке
Картинка
Введите символы, которые показаны на картинке.