Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

О экстремистской организации и запрете её деятельности: юридически чётко!

Давайте кратко рассмотрим эти вопросы на примере фабрикации дела против ИГПР ЗОВ.

Закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» в своей преамбуле устанавливает «правовые и организационные основы противодействия экстремистской деятельности». Уголовный кодекс, в плане борьбы с экстремистской деятельностью, не может быть применён без учёта положений данного закона. Если вменяемая подсудимым часть 1 статьи 282.2 УК РФ запрещает организацию деятельности «организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности», то закон «О противодействии экстремистской деятельности» устанавливает:

– какая организация является экстремистской;

– основания, по которым суд может запретить деятельность организации;

– что такое экстремистская деятельность.

Нарушение положений этого закона ведёт к нарушению принципов, которые устанавливает закон «О противодействии экстремистской деятельности» в части 1 статьи 2: «признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, а равно законных интересов организаций».

Частью 2 статьи 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности» устанавливается:

экстремистская организация – общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых ПО ОСНОВАНИЯМ, ПРЕДУСМОТРЕННЫМ НАСТОЯЩИМ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

Основания запрета деятельности организации устанавливаются статьёй 9 закона «О противодействии экстремистской деятельности:

…в случае осуществления общественным или религиозным объединением, либо иной организацией, либо их региональным или другим структурным подразделением экстремистской деятельности, ПОВЛЕКШЕЙ ЗА СОБОЙ нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству ИЛИ СОЗДАЮЩЕЙ РЕАЛЬНУЮ УГРОЗУ причинения такого вреда… деятельность соответствующего общественного или религиозного объединения …МОЖЕТ БЫТЬ ЗАПРЕЩЕНА по решению суда.

То есть, само по себе осуществление организацией экстремистской деятельности НЕ ЯВЛЯЕТСЯ основанием к запрещению данной организации по понятной причине – экстремистская деятельность НЕ ЗАПРЕЩЕНА Конституцией РФ. Запрещается только та организация, от экстремистской деятельности которой нарушаются права и свободы человека и гражданина, и причиняется вред личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству.

В ОБВИНИТЕЛЬНОМ ЗАКЛЮЧЕНИИ по уголовному делу № 385061, возбуждённому по признакам части 1 статьи 282.2 УК РФ «Организация деятельности экстремистской организации», вне зависимости от того, в организации какой именно организации обвиняются Барабаш, Мухин, Парфёнов и Соколов, обвинение:

– ни разу не упомянуло и не опёрлось ни на единое положение закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»;

– не выявило ни единого случая нарушения прав и свобод человека и гражданина и причинения вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству от организации, в деятельности которой обвиняются Барабаш, Мухин, Парфёнов и Соколов;

– закончило обвинительное заключение сообщением результата деятельности Барабаша, Мухина, Парфёнова и Соколова: потерпевших нет, исков к подсудимым никто не предъявлял.

Несмотря на протесты обвиняемых, полный отказ обвинения руководствоваться положениями закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» доказывает, что следствие и прокуратура, поправ статью 2 этого закона, умышленно совершали преступление, предусмотренное статьёй 299 УК РФ «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности».

Что касается данного конкретного дела ИГПР ЗОВ, то и это не всё.

Обвинение по этому уголовному делу обосновывает его возбуждение против заведомо невиновных тем, что решением Московского городского суда от 19.10.2010 была прекращена деятельность ставящей себе целью проведение референдума организации Армия воли народа (АВН). Вне зависимости от того, как происходило принятие этого решения Мосгорсудом, и что в этом решении содержится, заведомая неправосудность этого решения ясна любому юристу по бросающимся в глаза ПРОЦЕССУАЛЬНЫМ обстоятельствам.

В обвинительном заключении по уголовному делу № 385961 обвинение предъявило суду бесспорный факт:

У организации «АВН», во время ее деятельности, имелись региональные подразделения в более чем в половине субъектов РФ. После запрещения деятельности организации многие региональные подразделения свернули свою деятельность…

Это действительно так и при рассмотрении в 2010-2011 годах дела о запрете АВН, Московскому городскому суду были представлены неоспоримые доказательства того, что АВН является Общероссийской организацией:

– во-первых, по своей цели, Армия воли народа пыталась реализовать инициативу проведения не местного, а общероссийского референдума, и уже по этой своей цели АВН не могла быть ничем иным, как Общероссийским общественным объединением. Ведь как АВН могла реализовать свою уставную цель проведения общероссийского референдума, будучи всего лишь межрегиональной организацией?

– во-вторых, уже на конец 2010 года АВН имела 61 структурное подразделение и представительства в 52 из 83 субъектов Федерации и одно представительство в Канаде. Эти данные никогда не оспаривались тогда, не оспариваются они и сейчас.

В результате, АВН, как организация, полностью соответствовала положению статьи 14 Федерального закона «Об общественных объединениях» от 19.05.1995 № 82-ФЗ:

Под общероссийским общественным объединением понимается объединение, которое осуществляет свою деятельность в соответствии с уставными целями на территориях более половины субъектов Российской Федерации и имеет там свои структурные подразделения – организации, отделения или филиалы и представительства.

А согласно статье 44 Федерального закона «Об общественных объединениях»:

Заявление в суд о ликвидации международного или общероссийского общественного объединения вносится Генеральным прокурором Российской Федерации или федеральным органом государственной регистрации.

Но при запрещении деятельности АВН представление о её запрете было внесено всего лишь Прокурором Москвы – Прокурором субъекта Федерации!

Кроме того, по положению статьи 27 ГПК РФ рассматривать дело о ликвидации деятельности Всероссийского общественного объединения может только Верховный Суд, а не суд субъекта Федерации – не Мосгорсуд, как это было.

Таким образом, в 2010 году заявление о запрете деятельности АВН было подано лицом, не имеющим на это законного права, и рассмотрено судом, не имевшим законное права на подобное рассмотрение. Но:

Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом

(ст. 47 Конституции РФ).

Таким образом, прокуратура ЦАО, предъявляя в обвинительном заключении по делу №385061 суду факт того, что «у организации «АВН», во время ее деятельности, имелись региональные подразделения в более чем в половине субъектов РФ…», видит, что решение о запрете деятельности АВН НЕПРАВОСУДНО, поскольку принято не тем судом и не тем судьёй, «к подсудности которых оно отнесено законом». А это определяет неправосудность решения о запрете деятельности АВН не только по положению статьи 47 Конституции, но и, соответственно, по положению части 2.2 статьи 389.17 УПК РФ: «вынесение судом решения незаконным составом суда», – и по положению части 4.1 статьи 330 ГПК РФ: «рассмотрение дела судом в незаконном составе».

Но это особенность данного конкретного дела, а в сухом остатке должно остаться, что по Конституции РФ и даже по закону от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», не может быть запрещена организация, осуществляющая экстремистскую деятельность, если эта деятельность не нарушает права и свободы человека и гражданина и не причиняет вред личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству.

Вот так-то.

Ю.И. МУХИН

Источник ymuhin.ru

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите числа и буквы (с учетом регистра), изображенные на картинке
Картинка
Введите символы, которые показаны на картинке.