Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на важные новости ЗОВ в Twitter Подпишись на важные новости ЗОВ в ЖЖ Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

О судьях, о совести как инструменте судьи, и немного о Крыме

...Театр закрывается.

Нас всех тошнит!

Даниил Хармс

16 марта обвиняемый по делу о референдуме участник инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР ЗОВ) Валерий Парфенов по надуманным предлогам помещен в карцер СИЗО «Матросская тишина». Как отметил на суде о продлении меры пресечения 18 марта Парфенов, следствие и суд своими заведомо незаконными решениями усугубляют свою вину в совершении преступления ст. 141 УК РФ по воспрепятствованию подготовке референдума по принятию Закона «Об оценке деятельности Президента и членов ФС РФ народом России».

Содержание в карцере должно было продлиться до 21 марта. Парфенов намеревался обжаловать данное решение, сообщил его адвокат Николай Курьянович.

18 марта журналисту РБК Александру Соколову и участникам референдума об ответственности власти Кириллу Барабашу и Валерию Парфенову на 3 месяца продлили арест. Соколов назвал действия стороны обвинения преступлением по ст. 141 и 144 УК РФ – воспрепятствование журналистской деятельности и участию в подготовке референдуме путем заведомо незаконного преследования и заключения.

Кроме того, назвал обвинение в подготовке референдума абсурдом, поскольку следствие своими действиями фактически лишает президента Путина награды от всего народа.

Источник: ВКонтакте 1, 2

21 марта Хамовнический суд рассмотрел ходатайство о продлении срока пресечения и Ю.И. Мухину. Рассматривала ходатайство судья Мищенко Д.И., – маленькая женщина с тихим голосом, из постановлений которой не возможно понять, понимает ли она сама о чём идёт речь в тех делах, которые она, якобы, рассматривает как судья. 

Поскольку это уже третий раз, когда она удовлетворяет просьбы следователя Талаевой назначить Мухину срок пресечения, то Ю.И. начал с заявления об отводе судьи:

«Статья 17 УПК РФ установила, что:

судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

Это означает, что судьи без совести не бывает – без совести человек не способен оценить доказательства. Судья без совести это даже не человек, а просто организм, получающий жалование судьи, но творящий на месте судьи подлости против людей и закона.

Судьи Хамовнического суда в моём деле и деле моих товарищей именно такие – не руководствуются ни законом, ни совестью.

О законе. В Определение КС №42-О от 25.01.2005 г. указывается:

1. Положения статей 7, 123, 124, 125, 388 и 408 УПК Российской Федерации в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из настоящего Определения, не допускают отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

В моём деле и деле моих товарищей судьи Хамовнического суда плюют на эти указания Конституционного суда и вообще не рассматривают доводы незаконности нашего ареста. К примеру, судьи прекрасно видят, что по нашему делу, по которому даже в случае вынесения заведомо неправосудного обвинительного приговора должен полагаться не более, чем штраф, предусмотренный частью 1 статьей 282.2 УК РФ, но судьи Хамовнического суда выносят и выносят решение содержать нас под арестом.

Кроме того, при прошлых рассмотрениях дела о продлении нам срока ареста мы выдвигали судьям Хамовнического суда три довода, по любому из которых наш арест является преступлением против правосудия и попранием наших прав, установленных частью 1 статьи 22 Конституции РФ:

1. Мы организовывали референдум в строгом соответствии с законом, и наш арест это воспрепятствование участию в референдуме, и именно это является экстремистским преступлением.

2. В тексте ходатайства о назначении меры пресечения не указано ни единое экстремистское деяние из перечня, данного в законе «О противодействии экстремистской деятельности». Соответственно, для честного судьи с совестью невозможно назначать меру пресечения, если неизвестно, в какой экстремистской деятельности обвиняют ту организацию, в организационной деятельности которой обвиняют меня.

3. В тексте ходатайства о назначении меры пресечения не указано: каким судом организуемая нами Инициативная группа по проведению референдума признана экстремистской и её деятельность запрещена?

И все эти наши доводы ясно указывали и указывают суду, что в ходатайстве о назначении нам меры пресечения не указан ни один признак преступления, предусмотренного частью 1 статьи 282.2 УК РФ, за совершение деяний по которой, судьи содержат нас под арестом.

Но отсутствие у судей Хамовнического суда совести не даёт им оценить эти доказательства. Судьи вообще делают вид, что ничего об этом не слышали и не читали. В предыдущих постановлениях судей Хамовнического суда о продлении нам меры пресечения нет ни слова об этих перечисленных выше трёх доводах! Нет даже упоминания о Федеральном конституционном законе от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации», нет ни слова и о законе от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

Мало этого, в предыдущих постановлениях судьи Мищенко Д.И. нет даже слов «референдум» и «экстремистский»! Нет ни малейших объяснений, почему судья Мищенко Д.И., не зная и не пытаясь выяснить какой экстремистской деятельностью занималась ИГПР «ЗОВ», ограничивает мою свободу и лжет, что ходатайство следователя о лишении меня свободы, якобы, законно, а совершаемое мною преступление – тяжелое.

Так цинично плевать на закон и, не рассматривая, утверждать любые, даже откровенно преступные ходатайства следователя, могут только люди, повторю, не имеющие понятия о совести.

Кроме этого, отказ судьи Мищенко Д.И. обеспечить меня юридической помощью защитника, с которым у меня заключено соглашение, дополнительно доказывает, что Мищенко Д.И. это не судья, а помощник преступников, и откровенно заинтересована в исходе дела в интересах стороны обвинения.

В связи с этим, руководствуясь частью 2 статьи 62 и по основаниям части 2 статьи 61 УПК РФ заявляю судье Мищенко Д.И. отвод».

Иногда задают вопрос – а зачем заявлять отвод судьям, если они бессовестные и никогда себя не отведут? Уместен ответ вопросом на вопрос, по-одесски: а зачем безвольно наблюдать за разгулом беззакония и не предпринимать никаких попыток его остановить? Разумеется Мищенко не признала свою бессовестность основанием для своего отвода.

Тогда Мухин заявил отвод и привлечённому к делу адвокату Кривцову В.А.:

«Фабрикуя против меня уголовное дело и грубо попирая мои конституционные права, установленные статьей 48 Конституции РФ, и мои права обвиняемого, установленные статьями 47, 50 УПК РФ, суд не допускает к моей защите адвоката А.С. Чернышева, с которым у меня заключено соглашение.

Но для придания рассмотрению дела видимости законности, в судебный процесс привлекаются адвокаты, не имеющие к моей защите никакого отношения, поскольку, согласно статье 50 УПК РФ, адвоката нанимает обвиняемый, и пользоваться услугами адвоката, которому обвиняемый доверяет, – это и есть конституционное право обвиняемого на квалифицированную юридическую помощь.

Согласно этой же статье 50 УПК РФ, судья или следователь могут привлечь и оплатить адвоката из бюджета только если:

– обвиняемый не имеет денег на наём адвоката и просит предоставить ему адвоката;

– нанятый обвиняемым адвокат не появляется 5 дней, в случае необходимости присутствия его в суде или во время следственного действия, или 24 часа с момента фактического задержания, в случае ареста обвиняемого и вызова им своего адвоката.

Мой случай с недопущением ко мне адвоката Чернышева не соответствует ни одному положению статьи 50 УПК РФ. Нет закона, который позволял бы следователю или судье разорвать моё соглашение с адвокатом, в данном случае, с Чернышевым. Нет закона, который бы запрещал мне заключать соглашение с адвокатом, которого следователь и суд хоть тысячу раз отведут. Следовательно, на сегодня у меня есть адвокат по соглашению, и я требую допустить его к оказанию мне юридической помощи.

А назначаемый судом помимо моей воли адвокат Кривцов Вячеслав Андреевич соглашается участвовать в деле исключительно для обеспечения интересов фабрикующих против меня уголовное дело преступников, то есть, этого адвоката привлекают, чтобы преступникам было удобнее выдать своё преступление против правосудия за некое законное действие. И он с этой своей ролью соглашается, то есть, соглашается оказать помощь преступникам, совершающим преступление против меня, как бы его доверителя.

В связи с этим, руководствуясь частью 2 статьи 61, частью 2 статьи 62, частью 1 статьи 69 и по основаниям части 3 статьи 72 УПК РФ я заявляю отвод защитнику Кривцову В.А. и поясняю следующее.

Совет Адвокатской палаты РФ 27 сентября 2013 года (протокол №1) решил:

1. Дать следующее разъяснение:

Адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем.

2. Рекомендовать органам адвокатских палат:

2.1. Предусмотреть в решениях советов об утверждении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению, положение о том, что адвокат не вправе по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда принимать поручение на защиту лиц против их воли, если интересы этих лиц в уголовном судопроизводстве защищают адвокаты на основании заключенных соглашений.

Нарушение этого положения рассматривать в качестве дисциплинарного проступка, влекущего дисциплинарную ответственность вплоть до прекращения статуса адвоката.

Когда участвующий в уголовном деле защитник по соглашению или по назначению в течение 5 суток не может принять участие в уголовном процессе, адвокат, назначенный защитником в соответствии с ч. 3 ст. 50 УПК РФ, обязан принять на себя защиту подсудимого.

Соответственно, я предупреждаю, что если адвокат Кривцов В.А. не покинет данное заседание суда, то я вынужден буду написать заявление в Адвокатскую палату Москвы с требованием лишить адвоката Кривцова В.А. адвокатского статуса».

Разумеется, судья не отвела адвоката, и тот не покинул суд. Началось слушание дела с того, что Талаева кратко изложила суть своей просьбы, которую судья потом путем Ctrl C – Ctrl V перенесла с письменного ходатайства Талаевой в своё постановление. И как вы можете увидеть из текста этого постановления, данного в приложении, основанием меры пресечения Мухину оказались и аресты Парфёнова и Соколова, и прочая слитая в дело мусорная информация, ничего никому не доказывающая, но воспринимаемая судом как бы за доказательства.

Мухин указал судье, что последние три месяца нахождения под арестом ни он, ни его товарищи не были задействованы ни в каких следственных действиях – «тупо сидят». А за время, когда Мищенко в прошлый раз продлила Мухину и его товарищам срок пребывания под стражей, Талаева заказала и получила заключение экспертов-лингвистов, которое приложено к делу. Мухин предложил суду посмотреть не всё заключение экспертов, а только итоговые таблицы, и даже не их, а только выводы по экспертизе, на листе дела 215. Мищенко даже не пошевелилась.

Тогда Мухин сам прочёл эти выводы экспертов:

Исходя из содержания текстов «Наша цель», «Цель Армии воли народа...» и «Что такое АВН, или Цель Армии Воли Народа», ИГПР «ЗОВ» и «АВН» преследуют цель внести решением референдума изменения российское законодательство, а именно принять поправку/поправки к Конституции России и Федеральный закон, которые бы наделяли россиян правом определять дальнейшую судьбу президента и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания после истечения срока их полномочий (см. выделения цветом фона в Таблице 3). Эти изменения, согласно текстам, позволят гражданам России обеспечить соблюдение своих прав и поддержание достойного уровня жизни.

После чего Ю.И. взял закон «О противодействии экстремистской деятельности» и прочёл начало части 1 статьи 1:

Для целей настоящего Федерального закона применяются следующие основные понятия:

1) экстремистская деятельность (экстремизм):

насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг.

И показал суду вопросом – где в этом списке экстремистских деяний установленная экспертами цель «внести решением референдума изменения российское законодательство»?

Этой цели в списке закона «О противодействии экстремистской деятельности» нет, наоборот, есть то деяние, которое совершают следователь и судья: «воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме». Это следователь и судья экстремисты, а не Мухин и его товарищи!

Мухин попросил суд приложить текст закона к делу, на что судья согласилась.

После чего Мищенко начала занудно перечислять названия документов, которые следователь подшил к делу. Мухин попросил секретаря внести в протокол, что судья не огласила и не исследовала ни один документ, который по версии следователя доказывает необходимость нахождения Мухина под арестом.

После этого Ю.И. огласил ещё одно ходатайство:

«Я прошу суд потребовать от следователя пояснить суду следующие вопросы:

1. Согласно закона «О противодействии экстремистской деятельности», вся экстремистская деятельность указана в списке части 1 статьи 1 этого закона. В какой именно экстремистской деятельности из указанного в статье 1 списка, следствие обвиняют ИГПР «ЗОВ» – ту организацию, в организационной деятельности которой обвиняют меня?

2. Согласно статье 7 закона «О противодействии экстремистской деятельности»:

Общественному или религиозному объединению либо иной организации в случае выявления фактов, свидетельствующих о наличии в их деятельности, …признаков экстремизма, выносится предупреждение в письменной форме о недопустимости такой деятельности с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения, в том числе допущенных нарушений.

Когда и кто выносил предупреждения ИГПР «ЗОВ» – той организации, в организационной деятельности которой обвиняют меня?

3. Согласно части 1 статьи 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности», экстремистская организация – это:

общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

Каким судом запрещена деятельность ИГПР «ЗОВ» – той организации, в организационной деятельности которой обвиняют меня?

4. Вот уже три месяца следователем никаких следственных действий не проводится, следователь совершенно открыто тянет время нашего нахождения под арестом до выборов в Государственную Думу. Тянет время с совершенно очевидной целью, во-первых, показать, что в России не демократия, а оголтелая фашистская власть, сажающая граждан в тюрьму всего лишь за попытки организовать референдум. Во-вторых, цель следствия – обеспечить Украину доказательствами, что присоединение Крыма к России путём референдума является незаконным, поскольку за саму мысль организовать референдум в самой России сажают в тюрьму. Соответственно, вопрос к следователю: задание каких враждебных России стран выполняет следователь, представляя Россию оголтелым фашистским государством?»

Как можно назначать арест по делу, если в деле нет признаков инкриминируемого преступления, а время нахождения под арестом не приводит к получению доказательств преступления, поскольку отсутствует само преступление? Согласно статье 97 УПК основанием для избрания меры пресечения является предположение, что подозреваемый:

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Но зачем человеку скрываться, если следователь не может придумать ему признаки никакого преступления? Понятно, что если бы Мухина обвиняли в краже или убийстве, то факт преступления ещё нужно было бы доказать на другом процессе, но мера пресечения – арест – была бы понятной. Но если следователь вообще не может придумать преступление, как в данном деле, в котором следователь вообще не способен придумать, какой экстремистской деятельностью занималась ИГПР «ЗОВ» и какой суд запретил её деятельность, то от чего тут скрываться?? Какой преступной деятельностью человек будет заниматься, если следователь не может придумать эту самую преступную деятельность? Доказательства какого преступления человек будет уничтожать, если следователь не может придумать, какое преступление подозреваемый совершил? Это же ведь идиотизм в чистом виде!

Вы сильно удивитесь тому, что Мищенко отказалась получать ответы на эти вопросы? Правда, долго думала, почему и решила, что на эти вопросы нельзя отвечать потому, что они не относятся к делу…

Не мудрено, что один из зрителей просто выбежал из зала, потом извинился перед остальными и сказал, что ему было невмоготу слушать эту откровенную бессовестную подлость.

Соб. корр.

Источник: ymuhin.ru

 

Комментарии

Аватар пользователя В. Горбатый

Из Гэйджит...

Гэйджит

А СУДЬИ

Мысль-крот роет за гротом грот,
Нос-непонятка на воздухе тут-то, там-то.
Неужели прогресс - это лишь движенье вперёд,
А прогресс в судействе застыл восковой константой?
В ракурсе пустопорожних точений ляс
Судейство часто двояко, а не дуально.
Когда же фемиде снимут повязку с глаз?
В смысле, будет ли это когда-нибудь актуально?

Источник: Стихи.ру

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите числа и буквы (с учетом регистра), изображенные на картинке
Картинка
Введите символы, которые показаны на картинке.